История с XIII по XXI вв. - petrishin

Перейти к контенту

Главное меню:

ИСТОРИЯ АРЗАМАСА

АВТОРСКИЙ САЙТ

 

 

 

АРЗАМАССКИЙ СПАСО-

ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ МУЖСКОЙ

ОБЩЕЖИТЕЛЬНЫЙ

МОНАСТЫРЬ

 

 

 Основан в 1556 г.

 

 

 Схимонах Спасо-Преображенского монастыря

 

 

   очной даты основания старейшего из арзамасских монастырей — Спасо-Преображенского — пока не найдено. Церковный исследователь — нижегородец митрополит Московский Макарий в издании «Нижегородский летописец» предполагает, что основание монастыря было положено в 1556 году.

      Первый исторический документ, который удалось найти, относится к 1585 году. (1)   В нем сообщается: «Лета 1585 года июня в 6 день, по государе­ву царя и великого князя Федора Ивановича (сына Ивана IV Грозного—А. П.) и всея Руси, наказу арзамасские писцы Игнатий Зубов, да подьячие Безсон Пахирев, да Рахманин Воро­нов дали выписи на ... меры Преображенского Спасского монастыря, что в городе на посаде за острогом. Монастырь (церковь—А. П.) Преображения Спасова, а другая церковь теплая Рождества Пречистыя Дева, придела Христовы мученицы Настасеи. А в монастыре шестнад­цать келий, а в них двадцать братов. Да на посаде ж за острогом Спасского монастыря слободка Ореховка, а в ней крестьяне... да к монастырю ж (дана—А. П.) деревня Полянка (дер. Ивановка, ныне м-н Арзамаса «Ивановский»—А. П.) на Теше, что была за Смирным за Зиновьевым, а в ней крестьяне ... да под деревнею мельница немецкая на реке на Теше об одном колесе безоб­рочная. Плотина через Тешу к обоим берегам. Да к ... мужскому монастырю дано по приказу дьяка Ондрея Щелкалова на сенные покосы пустошь Чинковская на устье речки Авши, противу монастырской мельницы запруды, на реке на Теше, позаводное болотцо, что у реки у Теши, что было преж сего за Выездными казаками. Деревня Кирилловская... Круглища (прежнее название нынешней деревни Кирилловки А.П.) на речке Шамке, что была пред сего в поместье за Кириллом за Власьевым, да за Васкою за Мацневым да в ней крестьяне ... и все де за Спасским монастырем две деревни, а в них двадцать дворов крестьянских, а людей в них тож ... А сказал игумен Сергий с братиею, что и те деревни им ... даны к монастырю в вотчину государевой грамотой. И она де у них царская в монастыре сгорела и (другая—А. П.) государева грамота у них на те деревни сгорела в теж поры. И Спасскому игумену Сергию с братиею или иному игумену в том монастыре будут, теми деревнями и на посаде Слободкою владеть и (крестьянам—А. П.)... пашню пахать, велети оброк собирать и часть их оброка имать... К сей выписи Игнатий Зубов печать свою приложил».

       В 1585 году на российском троне — очень набожный сын Ивана IV Грозного, Федор Иванович, который много внимания уделял развитию монастырей. Поэтому Арзамасский Спасский монастырь пользовался благоволением государя, тем более, что город Арзамас еще при жизни Ивана Грозного, в 1578 году, был подарен отцом Ивану Ивановичу в удел. Монастырь находился рядом с крупным по тем временам городом, посад которого был уже тесен, и крестьяне селились в пригородных деревнях. Город имел свой кремль-острог, да и сам монастырь был обнесен острогом. В обители уже было две церкви, шестнадцать келий и двадцать монахов, что в то время было значительным количеством. Монастырю еще рань­ше, до 1585 года, были пожалованы вотчины-кормления, очевидно еще Иваном Грозным, так как Федор Иванович управлял российским государством второй год после смерти своего отца Ивана Васильевича, случившейся 18 марта 1584 года. Однако царские грамоты, как сообщает игумен Спасской обители Сергий, сгорели в пожаре, и он просит восстановить их.

      Вероятно, что в этом же большом пожаре, произошедшем в деревянном монастыре, сго­рели также и документы, в которых сообщалось о дате основания монастыря.

     Монастырь после пожара восстановили. Прошел 41 год, и другой документ. (2)   1626 года, более подробный и обширный, сообщает о внешнем виде, внутреннем устройстве, монахах и монастырских владениях: «Лета 1626 октября 9 по государеву царя... Михаила Федоровича... Указу писцы Тимофей Федорович Измайлов, да Несмеян Иванович Чаплин, да дьяк Шесток Копнин, да подьячие Маркел Амирев дали выписи письма своего и меры с арзамасских книг, Спасского монастыря игумену Ионе з братиею то во Арзамасе на посаде.

 

 

Вид Спасского монастыря в начале XVII в.

 

    "...  А в монастыре храм во имя Преображения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа деревянна, а другой храм теплой и трапеза, во имя Рождества Пречисгыя Богородицы, да в приделе Святой мученицы Настасеи, да в храме церкви строения образ местной Преображе­ния Господа Бога Спаса нашего Иисуса Христа в окладе... (далее следует описание икон, церковных книг и вещей—А. П.)..., да на монастыре колокольница деревянна, а на ней коло­колов три больших и шесть малых да часы боевые. А у монастыря ворота Святые, а другие Водяные. А в монастыре келии: келея игумена Ионы да старцев: келея Иона Лопатина, келея черново священника Сергия, келея дьякана черново Деонисия, келея старца Иосафа, келея старца Васвяна, келея старца Кирила, келея казгенная (казенная — общая—А. II.), келея чашнака (чашника—А. П.) старца Игнатия, келея старца Ондреяна, келея старца Харлампия Мотовилова, келея старца Стефана, а с ним живет старец Макарий Ленивцов, келея старца Елинарха, да старца Кузмы, келея старца Александра, да старца Селуяна, келея черново священ­ника Варлама, да сына ево старца Серапиона, келея игуменская старая, а в ней живет старец пономарь Игнатий, келея Федора Дементьева стоит пустая, келея старцов Игнатия да Еремея, келея слуги монастырского Емельки Сергеева, да старца Трофима, келея старца Семиона, келея старца Деведа, да Феворита, келея старцов Гурья да Ивана, келея старца Гоготоя Крылошенина, келея пуста Фомгиска, келея Проскурия Томилова. И всего 25 келий и сы игуменскою и с пус­тыми, да хлебная да поварня, две житницы, да двор конюшенный — живут на нем конюхи да детеныши. Да по другу сторону конушегново двора и ворот Спасского монастыря дворы, а в них живут служки (монастырские рабочие, плотники, кузнецы и т. д.—А. П.), да позади монастыря в Лобковую улицу вороты двор монастырсково дьякона Гордей Григорьев да монастыр­ских же служек да против конушегново двора и Водяных ворот на другой стороне переулка меж посадцких людей от переулка, что ездют к озеру по воду, монастырские ж дворы ... и всего двор попов да двор дьяконов, тринадцеть дворов служек монастырских. Спасского ж монастыря слобода Ореховка на Шамке, от посадцково переулка в верх по Шамке на праве от посадцково от Павлова двора токаря, а в ней монастырские бобыли... И всего в Слободе Оре­ховке сорок бобыльских и нищих и вдов, а людей в них тож. Да восемь дворов пустых... Да в Арзамасе ж внутри городе по стороне соборной церкви (двор—А. П.) монастырский для осад­ного времени, а в большом остроге двор монастырской же, что бывал Василевской Уварова. Да Спасским же монастырем меж посадцкие и монастырские земли под монастырскими дво­рами под горою озерко с полдесятины (5000 м2—А. П.)... и едучи от Теши к чорному лесу (на восток—А. П.) правая сторона земля монастырских деревен Мельничной, да Кирилловской, да Березовской деревни... Да в Иржинском стану (деревня) Скорятиным ... Да в Залесском стану деревня Чернуха на речке Чернухе ... Да к Спасскому же монастырю (принадлежит— А. П.) пустыня (ныне дер. Пустынь Арзамасского района—А. П.), а на ней (церковь—А. П.) Успения Пречистыя Богородицы, что на Великом озере. Церковь деревянна клецки, а в церк­ви двери царские, образ месной Спасов. ... да два колокола в два пуда, строение мирское, да две келеи, а в них живут старцы монастыря, ... да около монастыря городьба збор, да церков­ных дворов д. поп Григорий Спиридонов, да за монастырем дворы селятцо ново детеныши. Двор-(д) Семейка Петров, (д) Первушка Павлов, (д) Пашка Приходец, (д) Лукашка Григорьев, (д) Терешка Васильев, (д) Офонка Иванов, (д) Исачко Кондратьев, (д) Степанко Григорьев, (д) Манейко Мелентьев. И всего двор попов, десять дворов детенышов. Да к Пустыне ж озеро Великое озерко с тое озерко Глухое, Киркиндеево озерко, Кривое озерко даны к Спасскому м-рю на рыбну ловлю безоброчно про свой обиход. Межа монастырским озером, озеру Велико­му с Нижегородцким уездом села Сосновского с озером Паровым на горе на Ястребиной ... И всего за Преображенским монастырем в Арзамасском уезде Пустыня да пять деревень ..., а людей во крестьянских и бобыльских дворах сто пятьдесят человек,... да... мельница большое колесо да пять озерок ...»

 

 

 

        Анализируя второй документ, можно сделать некоторые выводы. Бурные события нача­ла XVII века: первые годы — жестокий голод и, как следствие, многочисленные голодные бунты, затем народно-освободительное движение против иноземных захватчиков, нарушили сложившийся годами привычный уклад жизни. Многие люди, пережившие голодные годы, потеряли родных и кров над головой в дальнейшие «Смутные» времена, что немало способ­ствовало значительному пополнению числа монастырских насельников. В Спасском монас­тыре уже насчитывалось двадцать пять келий и тридцать три монаха. Монахи в летописи называются старцами, хотя наверняка не все они были преклонного возраста. Общепринятое обращение к монахам «старцы» и монахиням — «старицы» было характерно для того време­ни, а детенышами назывались монастырские крестьяне со своими семьями.

       Спасский монастырь обладал значительными земельными угодьями. Во внешнем обли­ке монастыря наряду с двумя его храмами во второй исторической описи отмечается деревян­ная колокольница, на которой «девять колоколов да часы боевые». Башенные часы — доволь­но сложный и редкий для того времени механизм, поэтому только богатый монастырь мог позволить себе украсить и благоустроить свою деревянную колокольню звучащими часами.

 

 

                                                                                                                                                                      

                                          XVII в.                                                                            XIX в.

                                             Колокольня Спасо-Преображенского монастыря

 

 

      В документе также сообщается о названии ворот монастыря: одни, Святые, на западной стороне и вторые — Водяные, устроенные в южной стене. Для монастырского хозяйства ха­рактерно, чтобы на территорию обители было два, а то и три входа. Самые главные — пара­дные ворота — обычно были пешеходными и служили для торжественных случаев, а осталь­ные были предназначены для хозяйственных нужд, подвоза дров, сена, воды и т. д. В данном случае вторые ворота Спасского монастыря были обращены к озеру и служили для подвоза воды, о чем и сообщается в древней описи, а потому и назывались Водяными. Документ не сообщает о колодце на территории монастыря, следовательно, чистую воду брали из Спас­ского Святого озера не только для хозяйственных нужд, но и для питья и приготовления пищи. 

 

 

 

 

      В архивной описи сообщается интересный факт о местоположении слободки Ореховки. Известно, что слободка Ореховка находилась поблизости за восточной стеной монастыря, на том же, что и территория монастыря, южном берегу высокого плато. Остается предположить, что речка Шамка, которая протекает ныне в полукилометре к югу, имела свое русло ближе к подножию этого плато и слободка Ореховка располагалась рядом. 

      В этом документе также упоминается о существовании небольшой пустынки, которая в описи называется монастырем. По этим данным можно предположить ее местонахождение. В настоящее время недалеко (30—35 км) от Арзамаса в северном направлении за селом Чер­нуха и деревней Пошатово находится деревня Пустынь в окружении чистых и полноводных озер. Так вот на берегу одного из них, Великого озера, располагалась территория небольшого монастыря-пустыни, приписанного к Спасскому монастырю с церковью во имя Успения Пре­святой Богородицы. Очевидно, что здесь жили монахи-рыбаки Спасской обители, которые и ловили рыбу в близлежащих озерах. Названия озер сохранились до наших дней: Великое, Глу­хое, Киркиндеево, Кривое.

 

 

Приписная к Арзамасскому Спасо-Преображенскому монастырю Успенская Пустынь.

 

 

      К сожалению, история не сохранила нам имен самых первых монахов и игумена мона­стыря, однако, можно сделать предположение, что, возможно, зачинателями этого святого дела были подвижники из Троице-Сергиева монастыря города Сергиева Посада под Моск­вой. Утверждать так позволяют те обстоятельства, что, во-первых, общеизвестна огромная миссионерская работа Троице-Сергиева монастыря по основанию многих новых пустынь и небольших монастырей, которые потом превращались в крупные религиозные образования. Основанный еще в XIV веке Сергием Радонежским, став впоследствии одним из первых на Руси, монастырь рассылал своих послушников-монахов во вновь открываемые монастыри, дабы послужить в деле распространения христианства по Русской земле. Эти же монахи и крестили водосвятием в ближайших озерах язычников в христианскую веру. Во-вторых, в нашем городе Арзамасе, по свидетельству исторических документов, были некоторые земле­владения, принадлежавшие Троице-Сергиеву монастырю. (3)

 

 

     

 

Монах - отшельник возле своей кельи на озере Кругленьком.

(Пустынские озёра Арзамасский район)

 

 

          Вместе с тем в культуре Арзамаса, в его внешнем облике, конструктивных элементах особенно культовых зданий, в названии храмов (Софийский, Савватия и Зосимы), а также в именах святых, в честь которых освящены престолы храмов, прослеживается четкая связь города с высочайшей культурой Великого Новгорода. Например: Спасо-Преображенский со­бор с приделом Варлаама Хутынского новгородского преподобного — в Арзамасе в Спасском монастыре. И в Великом Новгороде – монастырь Варлаама Хутынского со Спасо-Преображенским храмом.

      По древним традициям основания русских городов первым строился храм, далее – оборонительные сооружения, жилые и хозяйственные помещения. А спустя некоторое время, за пределами кремля монастырь – обычно мужской. Так и в этом случае – через четыре года после основания Арзамаса в юго-восточном направлении от города, через глубокий овраг, по дну которого протекала небольшая речка Сорока, на горе был заложен Спасо-Преображенский монастырь.

      Местоположение монастыря как будто было подсказано устроителям свыше. Высокая пологая гора, у подножья которой с одной стороны протекала небольшая речка, а с другой (южной) — было большое озеро с необыкновенно чистой водой. Лучшего места нельзя было и придумать. Здесь удачно сочеталась внешняя форма, рельеф и природное состояние с внут­ренним духовным содержанием этого богоугодного дела.

      Так же и первые устроители, по подобию описанного в Евангелии события, представ­ляли гору возле Арзамаса с протекающей речкой Сорокой и озером — горой Фавор. А вновь построенный монастырь — символом Преображения Господня, дав ему то же имя.

      В те времена, во второй половине XVI века, местность была покрыта непроходимыми лесами вокруг молодого города Арзамаса. Однако Арзамасский край был не совсем глухим и диким. Через это место, где позднее расположился город, задолго до его основания проходила большая торговая и посольская дорога Сакма из центра Руси в Орду и Среднюю Азию. По правобережью реки Теши еще в те времена русские служилые люди стали обустраивать засеч­ную черту, защищая южные границы Московской Руси от Дикого Поля. Великим князьям и архипастырям русского государства были известны эти земли, но все-таки христианская культура еще не проникла сюда.

      Основанный здесь Спасо-Преображенский монастырь и явился началом распростране­ния христианства по всему Арзамасскому краю. Первые насельники и создатели монастыря сделали огромный вклад в распространение православной религии по всему обширному Арзамасско­му краю.

     Спасское Святое озеро, расположенное рядом, стало той рекой Иорданом, в которой иноки Спасского монастыря многим людям помогли принять святое крещение. В те давние времена, когда закладывался город, в этом озере, по преданию, крестились, показывая пример своим сородичам, два мордовских князя — Эрзя и Масай. Еще одна особенность этого заме­чательного озера: освященная вода имела необыкновенные свойства — вылечивала глазные болезни. Узнав об этом, многие люди на утренней заре приходили к озеру и с молитвой дела­ли омовение глаз, тем самым спасаясь от недуга.

    С течением времени Спасо-Преображенский монастырь рос и развивался, продолжая свою миссионерскую работу. Так, около 1580 года первый известный нам по документам игу­мен Спасо-Преображенского монастыря отец Сергий убеждает Строителя Николаевской цер­кви Феофилакта Яковлева организовать при этом храме Николаевский новодевичий монас­тырь. Далее в 1626 году на Духовской горе, за арзамасской крепостной стеной, организуется Троицкий мужской особный, приписной к Спасскому, монастырь. Затем, в 1634 году, на поса­де, к северу от городского кремля, учреждается «Царево богомолье» — Алексеевский женский монастырь. В 1651 году в центре города на соборной площади образуется Введенский мужс­кой монастырь. А в 1714 году в Спасском монастыре состоялось собрание представителей городской общественности. На нем приняли решение построить еще один, шестой по счету, монастырь — Высокогорскую мужскую пустынь. Месторасположение — Высокая гора, что в четырех верстах к северу от города.

       Таким образом, Спасо-Преображенский монастырь оказал влияние прямым или кос­венным образом не только на образование пяти других арзамасских монастырей, но и на обу­стройство многих обителей Арзамасского края, таких, например, как знаменитая Саровская пустынь.

       В ранние времена Арзамас имел важное религиозное значение. Существовала особая Арзамасская десятина, составлявшая часть патриаршей области. В Арзамасе находилось уп­равление ею — Десятильный двор. Во главе управления десятиной стоял обыкновенно про­топоп Арзамасского собора. Поэтому непосредственными епархиальными архиереями и уп­равителями духовной жизнью Арзамаса были митрополиты московские и всея Руси.

       Игумены Спасского монастыря с его зарождения всегда пользовались большим уважением у горожан и первенствовали среди духовенства, тем более, когда впоследствии настоятели монастыря стали носить высшее и почетное должностное зва­ние монаха — архимандрит. И поэтому крестные ходы и торжественные общегород­ские службы часто начинались и происходили не в соборе, а в Спасском монастыре. Здесь же в обители было расположено и главное духовное управление города, кото­рое возглавляли архимандриты Спасского монастыря, являясь тем самым представителями-викариями патриархов, к епархии которых непосредственно принадлежал Арзамас.

 

 

 

    

           Источники

 

              1)  РГАДА. Кллегия экономии. Ф.281. Оп.1.Д.233. - 1585 г.

              2)  РГАДА. Коллегия экономии. Ф.281. Оп.1. Д.256. -1626 г.

              3)  РГАДА. Коллегия экономии. Ф.281. Оп.1. Д.256. - 1630 г.;  Д.278. - 1633 г.;  Д.279. - 1632 г.;   Д.330. - 1703 г.

 

 

 ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

 

 

 

 

АРЗАМАССКИЙ НИКОЛАЕВСКИЙ ОБЩЕЖИТЕЛЬНЫЙ

ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ

 

Основан1580 г.

 

 

Монахиня Никольского монастыря.

 

снование Николаевского монастыря неразрывно связано с   воспомине об основателе его Феофилакте Яковлеве. Н. М. Щегольков сообщает, что «около 1580 г. один из жителей Арзамаса Феофилакт Яковлев, по своему усердию и на собственный счет построил деревянную церковь во имя Николая Чудотворца».  (1). Об этом свидетельствовала грамота царя Алексея Михайловича, данная 28 марта 1670 г. стольнику князю Леонтию Шайсупову и написанная на семи склеях со скрепом дьяка Ивана Степанова: «...как де тот Никольский девич монастырь построен тому лет с девяносто и больше...» (2).     (т. е. в 1580 г. или ранее—А. П.). В те времена священники обычно избирались прихожанами, а не назначались епархи­альным начальством, поэтому в настоятели, вероятно, по выбору прихожан, был посвящен сам храмоздатель. Вскоре известный уже нам игумен Спасского монастыря Сергий принес в дар этому храму резной образ святителя Николая, именуемого Можайским, и предло­жил Феофилакту обустроить при этом храме девичий монастырь. Идея создания женского монастыря, какового еще не было в городе, была поддержана Феофилактом. И он строит не­подалеку еще одну деревянную теплую церковь во имя Богоявления с приделом Св. Георгия Победоносца, с жилыми подклетами и деревянной папертью, а также колокольню и 30 от­дельно стоящих келий. Всю территорию огородили забором. Очевидно, благословение на учреждение монастыря было получено ранее, перед строительством всех этих сооружений. 

       Подробно о местоположении Никольского женского монастыря сообщается в описи начала XVII века: «...в меньшом остроге (имеется в виду ограда монастыря, очевидно, состоящая из частокола бревен—А. П.), вышед из города от Настасейских ворот, и идучи к Кузнечным воротам, на правой стороне от городовыя стены десять сажен — девич монастырь; церковь Николая Чудотворца Можайского да придел Космы и Дамиана, да церковь теплая Богоявления Господня да великомученника Георгия...».(3)                   

 

   

 

 

 

Вид Арзамаса с юга. На переднем плане Никольский монастырь 

 

       В первое время своего существования число монахинь в Николаевском монастыре не превышало 30 человек. В древних синодиках (поминальная книга—А. П.) были записаны имена первых настоятельниц обители. Игуменьи: Фотиния, Феврония, Агафья, Елена, Надежда и Мария.   Начало XVII века для Николаевского монастыря было тяжелым, он вместе со всей страной переживает жестокие голодные годы. Без хлеба вымирали целые деревни. Начались разбои и грабежи, появились  шайки воров и в окрестностях Арзамаса.

       Боярская дума во главе с царем Василием Шуйским уничтожает Лжедмитрия I, пытается спасти страну от гибели и развала. В том же 1606 году, с которого начал царствовать Шуйский, Николаевский монастырь получает в свое владение грамотой от царя Василия Шуйского водяную мельницу на реке Теше и участок луга для заготовки сена.

       Однако царскому правительству не удается сдерживать бурно развивающиеся события. Смута разрасталась, охватывая все новые территории страны. Арзамас оказывается в центре событий. Город осаждают и штурмуют: в 1607 году остатки разбитого под Тулой войска И. Болотникова, в 1608 году — тушинцы, в 1611 году — смоляне и т. д.

      Расположенную рядом с городской стеной женскую обитель это не могло не затрагивать и не влиять на ее жизнедеятельность.

Как пережил монастырь эти бурные годы — неизвестно, но, возможно, этими события­ми объясняется то странное обстоятельство, что монастырем первой половине XVII века управляли не игуменьи, а простые монахини.

         В 1612 году второе народное ополчение под руководством К. Минина и князя Д. М. Пожарского освобождает Москву от польско-литовских захватчиков. А в 1613 году, уже в бо­лее спокойной обстановке в стране, на соборе избирают на царство 16-летнего Михаила Фе­доровича Романова. На собор — собрание — от всех слоев населения были выбраны пять человек арзамасцев: игумен Спасского монастыря Иов, служилые дворяне Иван Путятин, Фе­дор Дементьев, Иван Нармацкий и Федор Чемезов.

        Молодой царь Михаил Федорович, опекуном которого являлся его отец — российский патриарх Филарет, был благосклонен к Арзамасу, в том числе и к Николаевскому монастырю. Своими грамотами 1614, 1615 и 1632 годов государь подтверждает прежнее право Николаев­ского монастыря на владение своими поместьями. Кроме того, он устанавливает хлебную и денежную ругу — государственную дотацию Николаевскому женскому монастырю.

       А в 1634 году в честь рождения сына учреждает вторую по счету в Арзамасе женскую обитель — Алексеевскую.

       В начале XVII века Арзамас, как и многие другие русские города, был застроен деревян­ными зданиями, а потому очень часто страдал от опустошительных пожаров. Так, в 1643 году сгорел Воскресенский собор в кремле. А в 1650 году в результате сильного пожара, произо­шедшего от молнии, огнем были уничтожены обе церкви, все кельи и ограда Николаевского женского монастыря, а также находящиеся рядом башни кремля и часть крепостной стены. Прекрасные деревянные храмы, древние иконы, резные иконостасы и многие церковные вещи — все это превратилось в пепел и прах. Куда разошлись бедные погорелицы — монахини Николаевского монастыря, неизвестно. Можно предположить, что их приютила под своей крышей Алексеевская обитель.

      И все же монахини Николаевского монастыря не разошлись врозь совсем.  Монастырь через некоторое время был возрожден, правда, не в прежних размерах. По мнению исследо­вателя истории Арзамаса Н. М. Щеголькова, в 1650 году была еще жива жена основателя Николаевской обители иерея Феофилакта старица Пелагея. Вместе с сыновьями, Григо­рием и Афанасием, построили на прежнем месте новую деревянную теплую церковь во имя Богоявления. Нелегко возрождалась обитель — этот храм был единственным около 30 лет. Вторую церковь, очевидно памятуя о пожаре, решили построить из камня. Соборный холодный каменный храм во имя Николая Чудотворца начали строить спустя несколько лет, но возводился он очень медленно и был освящен лишь в 1683 году. Тому есть объяснение, если посмотреть на общероссийскую историю.

      В 1652 году на патриарший престол взошел нижегородец Никита Минов, седьмой пат­риарх Никон. Одна из наиболее ярких и трагичных фигур в Русской Православной церкви. Фанатично упрямый и властолюбивый, подчинив своему влиянию царя и светскую власть, патриарх приступил к реформе церкви. Им был издан указ об отмене двуперстия — чтобы все «тремя перстами крестились». Никон созвал собор для «исправления» целого ряда русских традиций и богослужебных книг.

     Церковные реформы архипастыря вызвали раскол в Русской церкви, народ разделился на две части. Меры, направленные на «вразумление и обращение» последователей старой веры на «путь истины»,стали применяться сразу же после оглашения решения Собора 1666— 1667 годов.

      Первый период (1667—1699 годы) отличался строгостью и жестокостью. Пасторские увещевания, словесные и письменные обличения, телесные и духовные наказания — все эти способы воздействия на «раскольников» то чередовались во времени, то использовались од­новременно. Метод убеждения посредством письменного и устного слова был более прили­чен пастырям церкви, но на деле им очень мало пользовались. Противораскольнические со­чинения того времени отличались резкостью, бранью и пренебрежительным тоном: старооб­рядцы в них изображались не иначе, как невежды — с которыми не стоит вести речи, как еретики — заслуживающие одной только анафемы, как злодеи — достойные суда и казни. (4).

     Яркие тому примеры — изданные в 1667 году «Жезл правления» и «Цвет духовный» (1682 г.). Другой способ воздействия на «раскольников» — посредством суда, наказания и пыток — был в большом употреблении и развитии в этот период. По царским указам 1666—1667 годов еретики должны были подвергнуться «царским сиречь казнениям по градским законам». Ро­зыск еретиков и совершение городского суда были поручены воеводам. (5).

        Сильнейший духовный перелом в России и его последствия не могли не сказаться на развитии Арзамасского Николаевского монастыря. Потому-то так медленно восстанавлива­лись храмы обители.

       А в конце 70-х годов XVII века — новое трагическое испытание. Народное восстание, вспыхнувшее в казачьих станицах Нижней Волги под руководством С. Разина, переросло в большой пожар на Среднем Поволжье. Бунтовали многие города и селения Нижегородского края. Город Арзамас опять оказался в центре бурных событий и становится штабом каратель­но-усмирительных войск под руководством князя Ю. Долгорукого. В 1670 году народное дви­жение против царского правительства Алексея Михайловича Романова в основном было по­давлено, и Арзамас превращается в «плаху России».

     В город из разных мест свозились тысячи крестьян для суда и расправы. «Страшно было смотреть на Арзамас: его предместья казались совершенным адом; повсюду стояли виселицы и на каждой висело по 40 и 50 трупов, там валялись разбросанные головы и дымились свежей кровью; здесь торчали колья, на которых мучались преступники и часто были живы по три дня, испытывая неописанные страдания. В продолжение трех месяцев в Арзамасе казнили одиннадцать тысяч крестьян, их осуждали не иначе, как соблюдая обряды правосудия и выслушав свидетелей...»(6).

       Так описывал эти собы­тия очевидец-иностранец.

      Среди повстанцев предводительницей большого отряда была монахиня Арзамасского Николаевского монастыря. Вот что говорится об этом в голландских и немецких исследова­ниях тех событий: «Среди прочих пленных была приведена к князю Юрию Долгорукому мо­нахиня в мужском платье, надетом поверх монашеского одеяния. Монахиня та имела под ко­мандой своей семь тысяч человек и сражалась храбро, покуда не была взята в плен. Она не дрогнула и ничем не выказала страха, когда услыхала приговор: быть сожженной заживо... Прежде чем ей умереть, она пожелала, чтоб сыскалось поболее людей, которые поступили бы, как им пристало, и бились так же храбро, как она, тогда, наверное, поворотил бы князь Юрий вспять... Она спокойно легла в сруб — маленькое деревянное сооружение с четырьмя отверстиями и открытым верхом... Перед смертью она перекрестилась на русский лад: сперва лоб, потом грудь, спокойно взошла на костер и была сожжена в пепел».  (7).

       В своих донесениях царю князь Долгорукий сообщает об этом: «А вор старица в рас­спросе и с пытки сказалась Аленою зовут, родиною де, государь, она города Арзамаса, Выезд­ные слободы крестьянская дочь, и была замужем тое ж слободы за крестьянином; и как де муж  её умер, и она постриглась. И была во многих местах на воровстве и людей портила. А в нынешнем де, государь, во 179 году, пришед она из Арзамаса в Темников, и збирала с собою на воровство многих людей и с ними воровала, и стояла в Темникове на воевецком дворе с ата­маном с Федькою Сидоровым и его учила ведовству. И мы холопи твои,... вора старицу за ее воровство и с нею воровские письма и коренья велели зжечь в струбе»(8).

        К сожалению, в архивных источниках крайне скудны сведения об этой яркой и удиви­тельной личности — Алене Арзамасской, монахине Марфе Арзамасского Николаевского мо­настыря. Не ясным остается то, что же заставило ее покинуть стены обители и взяться за оружие, пойти против помазанника Божия, законного царя. Однако, надо полагать, причины должны были быть весомые и тесно связанные с церковным расколом.

        Далее, после 1670 года, наступили более спокойные времена. Наблюдается быстрый рост строительства и торговли. В 1683 году достроен и освящен первый в обители храм во имя Святителя Николая Чудотворца. Численность Николаевского монастыря с 30-ти человек при Алексее Михайловиче увеличилась и в 1716 году составляла уже более 80 монахинь.

       В конце XVII века в городе произошли большие перестройки. Так, между 1689 и 1701 годом, за 12 лет, была перестроена южная часть кремля. Прясла стен в этом месте прошли не с северной, а с южной стороны территории Николаевского монастыря, о чем свидетельству­ют документы того времени (1689 г.): «...местоположение монастыря на меньшем остроге, в 10 саженях от городской стены, между Настасьинскими и Кузнечными воротами...», и 1701 год: «...в монастырь девичь, что внутри града...». Таким образом, женская обитель, очевидно по настоятельному требованию и просьбам сестер и с высшего позволения, была окружена крепкими стенами городского кремля и находилась внутри города.  (см. план, Ил. 2).   

 

 

 

      С 1719 по 1749 год обителью более 30 лет управляла игуменья Мария, прозванная Грузинкой,  очевидно повлияла на это ее национальность. В 1726 году Арзамас сильно пост­радал от жестокого пожара. Монастырь вторично был превращен в пепел. Вероятнее всего, тогда же сгорела и Арзамасская крепость, о которой после сего времени уже нигде не упоми­нается. И вновь всем городом стали восстанавливать монастырь. На месте сгоревшей дере­вянной ограды с трех сторон была возведена каменная, а с четвертой — деревянная. Всей длины ограды, с четырьмя каменными башнями по углам, было более 242 метров. Вдоль за­падной стены обители построен был первый каменный двухэтажный корпус с открытой га­лереей для перехода в Николаевскую церковь.  Ил.15

 

 

 

       В 1738 году восстановили каменную Никольс­кую церковь, а над западной папертью возвели трехъярусную каменную же колокольню. В 1740 году была построена теплая деревянная церковь во имя Богоявления. Ил.15

        В 1757 году в Арзамас из Санкт-Петербурга прибыл подвижник монашеской жизни иеро­монах Федор Ушаков в сопровождении своих учеников и учениц. Направлявшийся в Саровс­кий монастырь. О. Федор, пожив некоторое время в Арзамасе, оставил своих немногочислен­ных учениц в Николаевском монастыре, а сам с учениками отправился в Саров.

       В 1764 году, в результате церковных реформ Екатерины II, были закрыты многие монас­тыри, а у оставшихся были отобраны их владения. Среди прочих был упразднен и Арзамас­ский Алексеевский монастырь, часть его монахинь была перемещена в Николаевский, сам же Николаевский монастырь был причислен к третьему классу. Поскольку в те времена вотчин у Николаевской обители не было, то и потеряла она немного: мельницу на р. Теше да покосы, пожалованные еще Василием Шуйским.

        Первыми игуменьями после введения штатов в 1764 году были: Надежда, Мария и Евграфа. В 1883 году приобретено было место на северо-западном углу Соборной площади и Стрелецкой улицы, там, где стояли сгоревшие дома монастырских протоиереев Иоанна Покровского (архимандрита Иоакима) и Аврамия Некрасова.

      На этом месте построен двухэтажный каменный дом, в нижний этаж которого была переведена из монастыря просфорня, а в порхнем этаже устроено помещение для почетных гостей Николаевского монастыря. В следующем 1884 году по желанию арзамасских граждан рядом с этим домом на средства благотворителей была построена часовня.      Ил. 7.

 

 

        В 1885 году по просьбе игуменьи Паисии была прислана с Афона из русского Пантелеймонова монастыра на благословение жителям г. Арзамаса и Николаевскому монастырю Иверская икона Божией Матери. В монастыре она была украшена серебро-позлащенной ризою, шитой золотом и драгоценными камнями. Ежегодно, в день принесения иконы, 3 ноября совершается в обители празднество иконы Иверской Божией Матери с чтением на всенощной акафиста.

        В 1886 году 5 апреля на 81 году жизни скончался протоиерей о. Аврамий Георгиевич Некрасов. Тело его погребено близ Николаевской церкви с северной стороны. На могиле поставили белый мраморный памятник. В первые годы своей службы в Николаевском монастыре он познакомился с великим подвижником о. Серафимом Саровским, который по-отечески наставлял его и предсказал, что он будет наставником и увещевателем старообрядцев, затем благочинным и много обид претерпит от недостойных диаконов. Все это в свое время сбылось. О. Аврамиймного путешествовал: был на Афоне, в Киево-Печерской лавре, Свято-Троицкой-Сергиевой и Александро-Невской лаврах и во многих других знаменитых монастырях. В 1898 году Николаевский соборный храм монастыря был заново расписан. Летом этого же года преосвященный Владимир II, посетив обитель, осмотрел проводившиеся в храме живописные работы.  

              В 1878 году в алтаре церкви были переделаны арки, сломаны стены, устроена новая глава, которая была покрашена в синий цвет и украшена позолоченными звездами и под­зором. Высокая четырехъярусная колокольня была заново побелена, и ее главу покрасили в ярко-синий цвет.

           После пожара 1650 года возвели новую тёплую деревянную Богоявленскую церковь, которая т была единственной в обители почти 30 лет.

          В 1740 году на месте этой церкви был построен новый деревянный храм, но уже без придела (третий по счёту). Должно быть, по скудости средств здание церкви было выстроено небольшим и не особенно прочным, так как уже в 1770 году его разобрали и здесь же начали строить каменную церковь. Окончили строительство в 1777 году и освятили во имя Богоявления. Это здание (четвёртое по счёту) просуществовало до 1811 года.

 

 

Ил.8

Богоявленский храм

        В 1813 году на прежнем месте построено было новое(пятое) здание  Ил.8  Богоявленской церкви, которое существует до сих пор. Тогда же в нём были устроены приделы: правый – во имя Боголюбской иконы Божией Матери и левый — Всех Святых, внизу — больничная церковь Божией Матери Всех Скорбящих Радости. К сожалению, не сохранились чертежи предыдущих храмов, а также имена их строителей, однако по последнему облику здания можно сделать некоторые определения. Здание Богоявленской церкви относится к тому редкому типу крестовокупольных храмов, которые нечасто встречаются в средней полосе России. Постепенно вырастающее от основания: сначала высокий цоколь, потом первый парадный этаж, далее поднимаются стены среднего объема. Все здание его центральной вертикальной оси оживляется средней — мезонинной частью, которую завершает барабан, покрытый фасонным куполом и крестом на изящной шейке.  Плоскости стен декорированы спаренными колоннами, поясками и круглыми окнами. Входы в обитель были оформлены одностилевыми со зданием воротами, ритм которых, в свою очередь, слева поддерживала аркада торговых рядов.

      Образ Богоявленской церкви и других построек Никольского монастыря, ладно со­четаясь с окружающими Соборную площадь другими зданиями, на фоне затешинских далей и высокого, постоянно меняющегося неба, и создали тот своеобразный архитектур­ный ансамбль арзамасской Соборной площади.

     В 1913 году монастырь был вполне благоустроен. Здания его и постройки были покра­шены и чисто выбелены, аккуратные дорожки и клумбы с цветами радовали глаз. Внутреннее пространство храмов со старинными резными иконостасами и многочисленными иконами, ценными церковными вещами были плодами трудов и гордостью монахинь, число которых достигло 325 человек. Сестры ни в чем, необходимом для иноческой жизни, не нуждались и могли спокойно заботиться о своем духовном спасении. Не имея богатых и постоянных жер­твователей, они жили в основном своим трудом, работая на земельных угодьях, принадлежа­щих монастырю; в монастырской иконописной мастерской; шили церковные облачения, ис­кусно украшая их золотой вышивкой; изготовляли обувь, вязали ботинки, чулки и пуховые платки, стегали одеяла и т. д.

       Монастырь был украшением всего города. Пластика архитектурных форм его зданий, ярко-синие главки храмов с золочеными звездами и крестами восхищали гостей города и были гордостью арзамасцев. Голос колоколов Николаевского монастыря, вплетаясь в гармонию звука еще почти 200 арзамасских колоколов, создавал удивительное чувство праздника или печали, благотворно действуя на духовное и физическое здоровье людей.

     Не раз Арзамас переживал жестокие пожары, которые уничтожали половину города, однако город возрождался вновь, еще краше и лучше. Но случился пожар пострашнее всех – пожар революции, который «выжег» в умах и душах людей многовековую память предков, и люди сами превратили свои храмы в развалины и пепел.

     Но всё-таки сохранились «живые зёрна» духовности, не запустело намоленное место. В настоящее время трудно и медленно, но возрождается Арзамасский Николаевский женский общежительный монастырь. Упорным трудом монахинь Николаевского монастыря благоустроена Богоявленская церковь, восстановлен из руин главный соборный храм и колокольня. Засверкали золотые звёзды на синих главках монастыря.

    Бог вам в помощь и забота Николая Чудотворца!

   

     Источники:

  ________________________________________________________________________

     1) Щегольков Н.М. Николаевский монастырь. История его и описание. 1913 г. С. 17.

     2) Там же. С.20.

     3)  Филатов. Н.Ф. Арзамас в XVII веке. Очерк истории. Арзамас. АГПИ. 1999 г. С.11.

     4) Кауркин Р.В. Старообрядчество. Светское и церковное законодательство XVII - XVIII веков. Арзамас. АГПИ. 2001 г. С.7.

      5) Там же.

      6) Щегольков Н.М. Исторические сведения о городе Арзамасе. Арзамас. 1911 г. С. 41.

      7) Еремеев П.В. Арзамас - городок. Арзамас.1998 г. С. 66.

      8) Там же.

 

ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

 

 

 

 

 

АРЗАМАССКИЙ ТРОИЦКИЙ МУЖСКОЙ

ОСОБНЫЙ МОНАСТЫРЬ

 

 

 

Основан в 1626 г. 

 

 

 рвые упоминания о монастыре относятся к 1626 году. (1)  Кем и когда он был основан точно неизвестно. Монастырь этот стоял на месте, где ныне находится церковь Сошествия Святого Духа, и назывался «особным» потому, что иноки его имели каждый особое жилье, пищу и одежду на свой собственный счет. Это была одна из форм монашествования, принятых на Руси для христианских монастырей.

       «В некоторых актах сохранились имена настоятелей монастыря, носивших зва­ние «строителей»; таковыми были: Игнатий (1626—32 годы); Дамиан (1639—40 годы); Симеон (1644 год); Иов (1652 год); Нифонт (1661 год); Аврамий (1722 год).

 

 

Вид Арзамаса с севера. На переднем плане Троицкий монастырь.

 

         Троицкий монастырь, который в 20-х годах XVII века считался приписным к арзамас­скому Спасскому монастырю, имел две деревянные церкви: главная была освящена в честь Живоначальной Троицы с приделом преподобного Александра Свирского, по имени кото­рой монастырь и назывался Троицким; а другая церковь во имя Успенья Божией Матери с приделом Святого священномученика Антипы. Успенская церковь в 1745 году вследствие своей ветхости была сломана и на месте ее выстроена другая деревянная церковь, освящена она в 1755 году игуменом Городецкого Федоровского монастыря Иринархом. Построил эту церковь арзамасский купец Федор Кочнев, которому Троицкий монастырь обязан благолепием обеих церквей и значительным вспомоществованием малому числу бедных братий его». (2)

     Арзамасский мужской Троицкий особный монастырь был упразднен в 1764 году, а его Троицкая церковь обращена в приходскую. Успенская церковь с приделом св. Антипы была отдана священнослужителям и прихожанам деревни Васильев Враг (в семи верстах от Арза­маса), где она была построена вновь во имя Рождества Христова с приделом Смоленской Божьей Матери.

       Главная монастырская церковь во имя Живоначальной Троицы ко времени упразднения монастыря в 1764 году пришла в крайнюю ветхость. «Она (церковь – А.П.) построена издавних лет и пришла ныне в немалое обветшание, в коей священнодействие совершать почти невозмож­но»(3) — так доносил священник Пантелеймон Иванов во Владимирскую духовную консисто­рию и вместе с тем просил дозволения, вместо ветхой деревянной построить каменную также во имя Живоначальной Троицы с приделом преподобного Александра Свирского. (4)

      Просьба была уважена, и от епископа Владимирского Павла 1766 года 28 марта последовала храмозданная грамота, которой разрешалось возвести каменный храм. Церковь была построена и освящена в 1777 году, как показывает храмосвященная грамота, данная Владимирским епис­копом Иеронимом. Придел же во имя преподобного Александра Свирского был освящен ра­нее, в 1774 году. В 1780 году был построен и освящен придел на правой стороне в трапезе в честь прежнего святого Священномученика Антипы, придел, в честь которого был в Успенс­кой церкви, отданной в Васильев Враг. Существующая в наше время Свято-Духовская цер­ковь называлась Особо-Троицкою до 1833 года, когда она переименована в Свято-Духовскую, с главным престолом в честь Сошествия Святого Духа. Почему сделано такое переиме­нование неизвестно.(5)

 

 

 

Ил. 1

 

       Свято-Духовская церковь находится на так называемой Духовской горе на берегу реки Теши. О местоположении монастыря можно судить по плану 1784 года  Ил.1. Территория его находилась между Троицким и Безымянным оврагами. Безымянный овраг был окончани­ем крепостного рва, проходившего от крутого притешского берега до речки Сороки. Ров, зем­ляной вал и крепостная стена защищали город с северной стороны. Монастырь находился за территорией крепости, из которой через проездную башню кремля вела дорога на север, в Нижний Новгород (впоследствии ул. Прогонная). Рядом с монастырем, ближе к дороге, нахо­дился Троицкий погост, две деревянные приходские церкви — «Белая троица». На увеличен­ном плане реставрируемой территории монастыря можно определить, что здания церквей находились на южной стороне, а хозяйственные постройки и кельи находились на северной.

       В Троицком монастыре теплая деревянная церковь во имя Успения Божией Мате­ри с приделом св. Священномученика Антипы построена в первой четверти XVII века. Распространенный тип здания по всей территории России того времени. Ил. 2   Жесткая ра­циональная конструктивная схема прямоугольного сруба из бревен — тип клетской, к которо­му с северной стороны присоединяется небольшой объем придела, создает основу компози­ции здания.

 

 

Ил.2 

Храм во имя Пр. Богородицы

     Внешний облик каменного здания Троицкой, затем переименованной в церковь Сошествия Святого Духа, построенного в 1777 году. Архитектурный тип — «корабль». Здание построено в просторных лаконичных формах, без особого архитектурного изящества, во многом опираясь на образ типового проекта, созданного в те времена для церквей подобного объема. Некоторые элементы во внешнем декоре здания применены как бы случайно. Например: декорированные рустованными полосками четыре опоры верхнего яруса колокольни, хотя руст, как таковой, применялся обычно в нижних ярусах, этажах и цоколях здания для того, чтобы насытить линиями и зрительно утяжелить низ здания, со-
здать ему образную опору.  Слишком длинные колонны — теряется чувство пропорции (отношение ширины к длине) и т. д. Наряду с этим есть и приятные по формам и силуэту элементы. Такие, как завершающий купол основного объема «стаканчик» с подкрестным шаром, а также шпиль колокольни. И все-таки основные пропорции здания хорошие, оно ладно «скроено», «держит пространство» и работает на облик городской панорамы как с набережной и со стороны города, так и с притешской поймы.

      Нельзя не отметить особенности внутреннего убранства: в церкви светло и уютно, ве­ликолепная акустика, особенно в трапезном зале, где в потолке помещения создан купол, за­нимающий 2/3 площади потолка трапезной. Купол случайно сохранился от разрушения.

 

 

 

     Сфера купола расписана великолепной росписью. Судя по манере и построению компози­ции видна академическая школа. Изображение Святой Троицы, голубя — Святого Духа и анге­лов выполнены рукой мастера. Сочетание ярких сочных пятен света на Божественных лицах с глубиной ультрамаринового неба производит сильное впечатление.                Живопись купола, да и всей церкви, конечно же, принадлежала первой в России провинциальной школе живописи, руково­дил ею А. В. Ступин. Здание школы находилось в непосредственной близости от этого места. Принимал ли Александр Васильевич непосредственное участие в работах над живописью не известно, но то, что руководил росписью — это точно, так как он был церковным старостой этого прихода. Художественная школа под руководством академика живописи А. В. Ступина имела для культурной жизни Арзамаса большое значение. Ее ученики много работали над внут­ренним убранством арзамасских слободских и монастырских храмов.

    В настоящее время храм во имя Сошествия Святого Духа действует как церковь.

 

                                                             Источники.

   1)     Макарий, архим. Памятникм церковных древностей. Н.Н., 1857 г. С.52.

    2)       Четыркин И. Н. Историко-статистическое описание Арзамасской Алексеевской общины. Н.Н., 1887. С. 3.

   3)      Щегольков Н. М. Исторические сведения о городе Арзамасе. Арзамас, 1911. С. 94.

   4)      Там же. С. 95.

   5)      Четыркин И. Н. Историко-статистическое описание Арзамасской Алексеевской общины. Н.Н., 1887. С. 5.

   6)     ГАНО-1. Ф. 829. On. 676. Д. 128.—1784 г.

 

 

 

 ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

 

 

 

 АРЗАМАССКИЙ АЛЕКСЕЕВСКИЙ ЖЕНСКИЙ

ОБЩЕЖИТЕЛЬНЫЙ МОНАСТЫРЬ - ОБЩИНА

 

 

 

ОСНОВАН В 1634

 

 

  ведения об основании Алексеевского монастыря  приводит в своей книге преподаватель нижегородской семинарии И. Н. Четыркин ссылаясь на существовавшую в те времена жалованную грамоту царя Алексея Михайло­вича от 15 июня 1675 года, данную арзамасскому воеводе Василию Петровичу Кошкареву: «...в 1634 году по указу блаженной памяти отца нашего государства, великого государя, царя и великого князя Михаила Федоровича всея Руси, по грамоте из Новгороцка приказу, воеводе Никите Шаховскому указано построить в Арзамасе, на посаде (за территорией кремля— А. П.), наше царское богомолье, Новодевич монастырь Алексея человека Божия»  (1)

 

 


 

Вид Алексеевского монастыря

 

     Очевидно, что поводом к основанию и названию обители послужило рождение наслед­ника престола, впоследствии царя Алексея Михайловича, в честь которого и был посвящен монастырь имени его ангела, пресвятого Алексея, дабы монахини монастыря неустанно мо­лили Бога о здравии и удаче в делах будущего государя. Исполняя царское повеление, князь Шаховской построил храмы и другие здания обители. Вот что говорится в описи Алексеевс­кого Новодевичьего монастыря 1686 года (2).

 «…В том монастыре церковь холодная деревян­ная бревенная во имя Пресвятые Богородицы Казанские, по правую сторону придел во имя Алексея человека Божия, по левую сторону два придела: один во имя святого Филиппа митрополита, другой во имя святыя Мария Египетския. Церковь теплая деревянная же бревенная во имя Всех Святых. В холодной церкви царские двери писаны на празелени, ... " (3).

      Далее по тексту идет перечисление церковных вещей, по описанию которых можно сде­лать вывод, что монастырь в то время был небогатый (даже сосуды церковные были оловян­ные). На колокольнице пять колоколов, все малые. У холодной церкви на паперти местная икона «Страшный суд».

«...В монастырской казне жалованных государевых грамот: первая жалованная грамота 178 (1670) году о хлебной руге (государственная дотация—А. П.); другая грамота 181 (1673) году о денежном жалованье; третья грамота 181 (1673) году о хлебном жалование; четвертая грамота 186 (1678) году за хлебное жалованье велено давать деньгами из таможни; пятая грамота 194 (1686) году за хлебное жалованье велено давать деньгами из таможни; шестая грамота 194 (1686) году велено давать денежное жалованье из Арзамасской таможни. Ограда того монастыря пластинная, горожена в столбы (из толстых тесаных досок, положенных па­раллельно земле на ребра друг друга, концы этих досок закреплены столбами—А. П.). В мо­настыре тридцать келий, а в них 30 стариц ружных и двадцать безружных» (4)

      Царь Михаил Федорович прислал в монастырь две храмовые иконы:

1. Казанской Божией Матери и 2. преп. Михаила Малеина и Алексея человека Божия. Обе эти иконы составляли священную достопримечательность монастыря вплоть до его зак­рытия. (5)

       В 1635 году новой царской грамотой на имя арзамасского воеводы Гаврилы Андреича Иванова определен штат монастыря, положено в нем быть: «…Игуменье и 29 старицам, свя­щеннику и диакону, дьячку, пономарю, сторожу и просвирне, и указано ежегодно отпус­кать им следующее жалованье: игуменье 3 рубля и 6 четвертей (четверть 8 мер —6 пудов—96 кг—А. П.) ржи и овса, священнику 5 рублей и 10 четвертей ржи и овса, диакону 3 рубля и 7 четвертей, дьячку и сторожу по 1 рублю и по три четверти того и другого хлеба, просвирне по 1 рублю и 6 алтын (алтын—15 копеек и 4 деньги - деньга(0,5 коп.), ржи и овса по 3 четверти. На церковное вино, свечи и ладан по 3 рубля; на просфоры по 2 четверти хлеба в год». (6)

      В 1673 году монастырь просил утвердить новый штат в 60 стариц и на них положить ругу не рожью и овсом, а пшеницей, «...чтобы им было чем божественные литургии пети, с голоду не помереть и врознь не разойтися». Но просьба эта не была удовлетворена, потому что в описи монастыря, относящейся, по-видимому, ко времени патриаршества Адриана и к первым годам царствования Петра I, перечисляются две деревянные церкви с 30-ю ружными и 20-ю безружными старицами. Указами 1679 и 1686 годов повелено хлебную ругу заменить денежной. (7)

     К сожалению, в исторических источниках не упоминается имя первой настоятельницы Алексеевской обители, лишь четыре игуменьи известны за более чем вековой начальный пе­риод существования монастыря. С 1634 по 1764 год обитель управлялась игуменьями, из которых известны: Анисья, управлявшая монастырем во времена царствования Алексея Михайловича, Матрена — при царях Иоанне и Петре Алексеевичах, затем Капитолина — при Петре I и Дорофея, руководившая монастырем до середины XVIII века.

      В 1764 году при императрице Екатерине II в России произошло уложение монастырс­ких штатов православных монастырей, в результате чего Алексеевский Новодевичий монас­тырь был упразднен. Монахини его вместе с игуменьей были переведены в Арзамасский Никольский монастырь, а церковь передана прихожанам. Все движимое и недвижимое иму­щество поступило под управление игуменьи Николаевского монастыря, вплоть до 1777 года.

     Алексеевским сестрам не всем хватило места в Никольском монастыре, и часть их осталась жить в кельях на прежнем месте, как предпо­лагалось, временно. Однако шло время, а по­ложение не менялось, и постепенно бывшие монахини Алексеевского монастыря соорганизовались в свою собственную общину с выбор­ной начальницей. Восстановителем общины и устроителем ее духовно-иноческой жизни явился иеромонах Федор, из рода дворян Уша­ковых.  Ил. 1.

 


 

Икона Преподобного Фёдора (Ушакова) Санаксарского

   

   В 1757 году он прибыл в Арзамас из Пе­тербурга в сопровождении учеников и учениц. В Арзамасе о. Федор поместил учениц в Ни­кольском монастыре, а потом перевел их в Алек­сеевскую общину, ученики же последовали за ним в Саров. Возникшая во время первого по­сещения духовная дружба Федора Ушакова и общежительниц Алексеевской общины за два года его пребывания в Саровской пустыни пе­реросла в глубокое почитание. Под его руковод­ством и опекой небольшая община стала быстро расти и благоустраиваться и со временем приобрела самостоятельность. С 1777 года в общине избирались свои настоятельницы начальницы из среды сестер.( 8)

1)    Евдокия Иванова (1777—1785 годы) —   дочь сержанта из Санкт-Петербурга. Она была избрана и поставлена настоятельницей самим основателем общины иеромонахом Фе­дором в 1777 году, но после недолгого (8 лет) управления обителью по старости и болезни сложила с себя эти обязанности.

2)     Мария Петровна Протасьева (1785—1813 годы) — в схимонашестве Марфа – из  дворян Костромской губернии, дочь бри­гадира Петра Григорьевича Протасьева. Сво­ей строгой подвижнической жизнью и смире­нием в общине она заслужила всеобщую лю­бовь и такое уважение, что, несмотря на свою молодость (26 лет), с благословения о. Федора ее выбрали настоятельницей общины. Общи­ной Мария Петровна управляла 28 лет. Ее муд­рое управление снискало уважение к ней не только сестер общины, но и граждан Арза­маса и Москвы, в которой она бывала по делам общины.

     Умерла она после непродол­жительной, но трудной болезни 30 апреля 1813 года на 54 году своей жизни. При по­гребении ее было необычайное стечение народа. Скорбь была всеобщей. Плач и ры­дания заглушали погребальное пение, и со­вершавший похоронный обряд архиманд­рит Александр, настоятель Арзамасского Спасо-Преображенского монастыря, кото­рый глубоко уважал Марию Петровну, вы­нужден был обратиться к присутствующим: «Господи Ради! Перестаньте! От слез и ры­даний я сам изнемогаю и продолжать не могу!..» (9)           

      Память о настоятельнице долгое вре­мя свято хранилась в монастыре.

     Во время управления ею общиной были построены три каменных двухэтаж­ных корпуса и теплая Успенская церковь. Стараниями Марии Петровны в обители была устроена необычная псалтырная келья.

        Она была оборудована скульптурной группой, изображающей картину оплакивания близки­ми Иисуса Христа, лежащего во гробе. Двенадцать фигур в рост человека. Ил. 3

 

 

 

искусно изго­товил резчик по дереву, бывший священник Спасской церкви Василий Ильин для своего хра­ма, однако духовное начальство запретило ставить в храме эту скульптурную группу, и тогда ее приобрела для общины Мария Петровна Протасьева. День и ночь, не прерываясь ни на мину­ту, в течение многих лет в келье сестрами, которые меняли одна другую, читалась неусыпная псалтирь по усопшим уважаемым людям.

         3). Матрена Емельянова (1813) — вдова дьячка, первая из настоятельниц, утвержден­ная в этом звании Духовной консисторией по резолюции преосвященного Моисея, Еписко­па Нижегородского. В 1813 году скончалась через десять недель после утверждения ее в должности.

          4)  Ольга Васильевна Стригалева  (1813—1828 годы) — в монашестве Олимпиа­да — дочь Костромского именитого горожанина Василия Ивановича Стригалева. В обитель вступила 20-ти лет от роду, в 1793 году. Обладая подобно своей старшей наставнице Марии Петровне Протасьевой необыкновенным красноречием и даром убеждения, Ольга Васильев­на очень часто в трапезной при общем собрании сестер произносила проникновенные на­ставления. А в те дни, когда по своей болезненности не могла быть в обществе сестер и устно общаться с ними, то лежа на больничной кровати писала им послания.

      Еще с молодых лет она имела глубокую веру в святых чудотворцев Киево-Печерских и страстное желание поклониться в последние свои дни святым мощам Угодников Божьих. После видения преподобных Антония и Феодосия, бывшего ей во сне, она стала просить преосвященного Афанасия уволить ее от должности для поездки в Киев. После нескольких просьб владыко дал ей разрешение. Горестным было прощание сестер со своей любимой на­стоятельницей. Больную Ольгу Васильевну на руках после последней молитвы в церкви пе­ред иконой Божией Матери «Утоли моя печали» перенесли в дорожный экипаж. В Киев Оль­га Васильевна прибыла едва живая 3 июля 1828 года, а уже 6 августа 1828 года мирно сконча­лась. Похоронена она по предложению владыки Киевского на дальних пещерах с большими почестями.

       Под ее управлением Алексеевская община не только цвела внутренней, духовной жиз­нью обитательниц, но и с внешней стороны благоустраивалась все больше и больше. При ней был расширен и великолепно украшен Вознесенский храм. С помощью разных благотворите­лей построены: больничная церковь с помещениями для больных и престарелых сестер, три каменных корпуса, деревянные на каменном фундаменте мельница и колодец с водоподъем­ной машиной; приобретено несколько мелких участков огородных земель.

       5)    Марфа Павловна Пирожникова (1828—1852 годы) — дочь сержанта гвардии из Санкт-Петербурга. После смерти своего отца, бывшего почитателем иеромонаха Федора, она осталась круглой сиротой. Сестры обители, по благословению Федора Ушакова, приняли де­вочку на попечение в обитель в 1778 году. Воспитываясь под покровительством таких высо­ких подвижниц, как Марфа и Олимпиада, она и сама отличалась искренним и глубоким бла­гочестием, строгим исполнением иноческой жизни. Прожив в общине 77 лет, она перед смер­тью приняла великую схиму под тем же именем Марфа, За время ее правления общине из казенной Арзамасской дачи правительством подарен участок мелкого дровяного леса в 100 десятин (92 га). На западной стене обители построена каменная колокольня. При помощи разных благотворителей построены: каменный двухэтажный корпус (благотворитель — дон­ской казак Бирев), деревянный корпус на каменном фундаменте. Приобретено также несколь­ко мелких участков огородной земли.

          6) Прасковья Александровна Щетинина (1852—1866 годы) — схимонахиня Сергия, из купеческого сословия Казанской губернии. Вступила в обитель в 1817 году шестнадцати лет. С 27 января 1864 года занимала должность казначеи общины, а 27 января 1879 года избрана сестрами управляющей общиной. При ней правительством закрепили за общиной лесную дачу в 250 десятин (230 га). При помощи разных благотворителей был приобретен и обустро­ен гостиный двор. А в 1884 году был совершен обмен общинной земли в Княгининском и разных местах Арзамасского уездов на землю господина Панютина — пахотную, луговую и под мелким кустарником — всего 604 десятины (555,68 га), с водяной мельницей на Теше, находящуюся при селе Пешелань Арзамасского уезда, в 10 верстах от Арзамаса.

        7)  Варвара Степановна Вальронд (1866 – 1879 годы), в схимонахинях Варвара –дочь генерал-майора. Вступила в общину в 1819 году, проходила разные послушания. Занимала следующие должности: благочинной – с 1852 года, казначея – с 1862 года. Настоятнльницей была избрана 27 ноября 1866 года и управляла обителью до кончины своей, последовавшей 15 января 1879 года. Варвара Степановна родилась и воспитывалась в семье лютеранского вероисповедания и носила имя Тереза. После окончания Санкт-Петербургского Екатерининского института в 1814 году она поступила в семейство Девлеткильдеевой на должность воспитательницы её детей. Живя в этом семействе, она вместе с княгиней, глубокой почитательницей начальницы Арзамасской Алексеевской общины Ольги Васильевной Стригалёвой, бывала нередко в обители и подружилась с сёстрами, особенно с проживавшей здесь в то время подвижницей блаженной Еленой Афанасьевой из рода дворян Дертьевых. Искреннее благочестие жизни сестёр обители произвели на юную душу Терезы Вальронд такое сильное впечатление, что она решилась принять православие и посвятить себя иноческой жизни.

          8)  Евгения Ивановна Страгородская (1879 -1914 годы) – родная тётя будущего патриарха Московского и всея Руси – Сергия. В 1844 году она поступила в Арзамасский Никольский женский монастырь, а потом по желанию и воле отца в 1857 году перешла в Алексеевскую общину.

         Евгения Ивановна руководила общиной 35 лет. В 1844 году 27 мая за искусное изготов­ление плащаниц золотого шитья и в память освящения Московского храма Христа Спасителя награждена была золотой медалью для ношения на груди на красной Александровской ленте.

       В 1881 году 21 ноября в Алексеевской общине произошло памятное и радостное собы­тие. Надо сказать, что одежда, которую долгое время носили общежительницы, значительно отличалась от монашеской, что нередко давало повод людям, не знакомым со строгими об­щинными порядками, сомневаться в принадлежности сестер к православной церкви, прини­мая их за скитниц. Настоятельницы общины неоднократно обращались к духовному руковод­ству с просьбой разрешить им носить монашескую одежду, но получали отказ, так как не име­ли монашеского пострига. И вот, 12 ноября 1881 года преосвященнейший епископ Макарий благословил и разрешил им носить монашескую одежду. На праздник Введения во храм Бого­родицы перед всенощным бдением сестры облеклись в монашеские одежды.

        В 1898 году 29 июня в Арзамасе произошло большое церковное торжество — Алексеев­ская женская община была преобразована в первоклассный монастырь. На этот праздник при­ехал епископ Владимир II. Был совершен крестный ход вокруг всего квартала, в котором раз­мещалась Алексеевская обитель, и праздничное богослужение в соборном храме монастыря. Так увенчались духовные труды многочисленных подвижниц общины.

         В 1901 году 31 мая скончался протоиерей Иван Дмитриевич Страгородский в возрасте 94 лет. Отец, теперь уже игуменьи Алексеевского монастыря и будущего патриарха Московс­кого и всея России преосвященнейшего о. Сергия, Иван Дмитриевич всю свою жизнь посвя­тил служению Богу. Отец Иоанн считался не только лучшим протоиереем Нижегородской епархии, но и, по мнению арзамасцев, «столпом и светильником арзамасского духовенства». Начинал службу в приходской церкви села Собакино (Архангельское) Арзамасского уезда — 23 года, затем в Алексеевской общине 16 лет и в Воскресенском соборе 32 года.

       30 лет был благочинным, причем, кроме церквей Арзамаса, в его ведении находилось еще 17 сельских церквей. Епархиальное начальство очень ценило его и поручало важные дела, так, в 1885 году — следствие о прославлении и чудесах Понетаевской иконы Знамения Пресвятой Богороди­цы. Награжден всеми церковными православными наградами, вплоть до палицы и золотого кабинетного креста. Погребен в Алексеевском монастыре.  (10)

        При игуменье Алексеевского монастыря Евгении Ивановне Страгородской численность сестер общины достигла наибольшего количества (только по ведомости Алексеевской общи­ны в 1890 году число сестер составляло 577 человек), что делало обитель как по численности, так и по благолепию храмов, келий, хозяйственных построек и владеемых ею земель одной из крупнейших не только в Нижегородской губернии, но и во всей России.

        Много событий происходило в Арзамасском Алексеевском монастыре за его более чем 280-летнюю историю. Были взлеты и падения, много судеб наблюдали его древние стены. Вот еще одна, описанная историком города Н. М. Щегольковым.

       У именитого арзамасского купца, имевшего золотые прииски в Сибири, Петра Ивано­вича Подсосова был на службе приказчик, небогатый мещанин Павел Мерлушкин. Подсосовы торговали разными товарами, и Павел, умный и честный молодой человек, активно уча­ствовал во многих торговых делах. Хозяин был очень доволен своим приказчиком, однако и сам Павел Мерлушкин мечтал завести собственное дело. Была у Подсосова красавица дочка Александра. Случилось так, что молодые люди полюбили друг друга и Павел посватался к Подсосовым. Однако богатейший купец имел другие виды на будущее своей дочери и страш­но разгневался, считая это сватовство большой дерзостью бедного приказчика, и прогнал его со своего двора. Счастье молодых людей было разбито! Чувства их чистой любви были так сильны, что они решили отказаться от всего мирского, нежели искать счастья друг без друга. Павел Мерлушкин ушел в город Саров, постригся там в монахи под именем Пахомия, и вско­ре, как человек, обладавший большими коммерческими способностями, сделался казначеем; в то время еще жив был преподобный Серафим Саровский. В Саровской пустыни о. Пахомий служил до самой смерти. Погребен он был в 1847 году в ряду могил, где захоронены были сам преподобный Серафим, схимонах Марк и другие духовные светильники Сарова.

    В свою очередь и Александра Петровна также не стала дожидаться другого жениха и ушла послушницей в Алексеевскую общину, где и проводила свои дни в трудах, посте и мо­литвах. Огромное богатство, приготовленное в приданое своенравным отцом, лишившим счастья свою любимую дочь, теперь украшало образ Царицы Небесной. Нет, оно не пропало, оно служило многим людям: икона Казанской Божией Матери, созданная стараниями безу­тешного отца своей дочери Александре, находилась в Вознесенском соборном храме Алексе­евской обители, она была богато украшена серебром, золотом и драгоценными камнями, сче­ту которым было: жемчугу крупного — 1310, среднего — 2615 и мелкого — 425 зерен, драго­ценных камней — 470, из которых — 63 бриллианта. В обители Александра Петровна приня­ла схиму с именем Анастасия и прожила в общине до самой, смерти. Погребена была на Всехсвятском кладбище около самой церкви. Братья ее поставили на могиле памятник с крестом.

 

 

Хозяйственная деятельность общины

 

        Община государственной дотации (руги), как другие монастыри, не получала. Сестры общины жили в основном своим трудом, получая доходы на пропи­тание и благоустройство с земельных угодий и разнообразных ремесел, хоро­шо развитых в обители. Однако только за счет своих трудов общежительницам прожить и великолепно благоустроить свою обитель было бы трудно. Своими духовными трудами и бла­гочестием община снискала себе достойное уважение и была известна не только в России, но и за ее рубежами. Содержание общины обеспечивалось также и денежными вкладами. Капи­тал ее в 90-х годах XVIII века составлял 87308 рублей. В различных, преимущественно госу­дарственных, банках было размещено 62448 рублей в 4% непрерывно-доходных билетах. Община владеет следующими землями:

территория    обители                                 — 3,07 га;

под огородами и садами                          —12 га;

пахотной                                                      — 550 га;

луговой                                                         — 82 га;

под лесом и мелким кустарником    — 596 га.

    Пахотная земля находится в Пешелани, в 10 верстах от Арзамаса. Община также арендо­вала соседний с пешеланским участок пахотной земли размером 167 га. у соседнего владельца.

     Со всех пахотных земель, а также с арендованной, собирали урожай: 9000 пудов зерна. Этого хлебного зерна хватало общине для пропитания на год.

Здесь же при Пешелани находится 55 га лугов, отдаваемых в аренду за 600 рублей в год, и 55 га земли под мелким кустарником, совершенно бездоходной.

       В 1849—1850 гг. царским правительством пожаловано 164 га. земли под мелким березо­вым дровяным лесом. В этой даче накашивается до 350 возов сена для общинского скота и заготавливается до 500 м3 дров для отопления зданий общины.

     В 1870 году, при настоятельнице В. С. Вальронд, правительством пожалованы общине 280 га. леса из Чернухинской казенной дачи, кроме 1200 м3 дров, эта дача дает и другой лесной материал, необходимый для поддержания и поправки общинных зданий.

      В 1874 году В. С. Вальронд были приобретены земли в Нижегородском уезде при селе Терюшеве у вдовы генерал-лейтенанта графини Анны Георгиевны Толстой — 28 га земли под мелким кустарником, у штабс-капитанши П. А. Козловой — 45,3 га. На этих землях нака­шивалось небольшое количество сена — до 60 возов.

     Каменная лавка в Гостином ряду Арзамаса, пожертвованная в 1859 году при настоя­тельнице П. А. Щетининой купеческой дочерью Марией Семеновной Ситниковой, прожи­вавшей в числе сестер обители, приносила арендный доход в размере 150 рублей в год.

     Во владении общины имеются две мельницы: ветряная — на каменном фундаменте о трех поставах, расположенная на огородных землях близ общины, построенная при настоя­тельнице О. В. Стригалевой; водяная — на реке Теше, близ села Пешелани, приобретенная при настоятельнице Е. В. Страгородской в 1884 году. Доходность первой ограничивается по­молом муки для удовлетворения нужд общины, вторая сдается в аренду за 200 рублей в год.

       Два небольших размеров пчельника, находящихся в Арзамасской и Чернухинской дачах, поставляют мед для питания сестер общины и 5—6 пудов воска на церковные свечи. В этих же дачах на пчельниках построены два хутора, в них живут во время медосбора и сенокоса сестры общины.

      Третий хутор находится при с. Пешелань. Здесь, кроме помещений для сестер и наемных работников, имеются хозяйственные постройки: две каменные риги, молотильный сарай, кры­тый двор для 50 лошадей и помещения для сельскохозяйственных орудий, в числе которых имеются машины: жатвенная и две молотильные. 

       Подворье находилось в Нижнем Новгороде. Это небольшой старый одноэтажный дом, пожертвованный в 1873 году вдовою титулярного советника А. Г. Поповой, расположен был в трех кварталах 2-й Кремлевской части и Провиантской улице.

       В общине особенно были развиты художественные рукоделия и ремесла. Общежительницы занимались шитьем золотом и серебром плащаниц, облачений и других церковных ве­щей; украшением образов золотым шитьем, жемчугом, фольгою и цветами. Золотошвейные работы в общине были настолько развиты, что она получала заказы не только со всей России, но и из-за границы: Молдавии, Греции, Константинополя, Иерусалима.

      В 1882 году в память освящения храма Христа Спасителя в Москве начальница общины Евгения Ивановна Страгородская была награждена золотой на красной Александровской ленте медалью, а старшая из мастериц — серебряной. За фольговые и мелкие золотошвейные рабо­ты комитетом Нижегородской кустарно-промышленной выставки-ярмарки в 1885 году общи­на награждена была бронзовой медалью.

       Учет хозяйственной деятельности велся с помощью приходно-расходных книг, содер­жание которых за разные годы дополняет и уточняет информацию об этой стороне жизни обители. (11).

 

 Книга записи расхода денег по Алексеевской общине за 1817 год

 

Расход

                       Ассигнациями

1817 год

рубли

           копейки

Перевод:1четверть (ч.)-8мер(м.) – 6 пудов (п.) -98,28 кг.    1 пуд(п.) -16,38 кг.  1фунт (ф.) -0.41 кг.

 Ржи 941 ч. 7 м.-------------------------------------------------

           7812

               2

Крупы 51 ч. 1 м. -------------------------------------------------

             581

60

Пшеницы 205 ч.------------------------------------------------

2799

82

Пшена 2 ч. 2 п. --------------------------------------------------

40

50

Полбы 47 ч. 3м.

276

12

Солод 61 п. 38 ф.--------------------------------------------------

89

10

Соли 32 п. ---------------------------------------------------------

             50

 

Гороху 3 ч. 6 м. ---------------------------------------------------

38

52

Овощей разных --------------------------------------------------

1402

              84

Муки крупчатой 5 п. -------------------------------------------

25

 

Муки пшеничной 615 п. 31 ф. --------------------------------

1355

 

Калачей ------------------------------------------------------------

 178

        82             

Церковнослужителям - разные требы (поминовение, --

 

 

домашние богослужения)

              214

40

Воск 2 п. 11 ф. ----------------------------------------------------

            141

               5

Мед 16 п. 14 ф. ---------------------------------------------------

              240

31

Яиц 23320 ---------------------------------------------------------

171

42

Масла коровьего 110 п. 27 ф. ---------------------------------

1526

32

Масла макового 3 п. 6 ф. --------------------------------------

60

 

Масла постного 99 п. 31 ф. ------------------------------------

935

63

Икры 2 п. ----------------------------------------------------------

50

 

Рыбы белуги 19 п. 30 ф. ----------------------------------------

211

62

Рыбы сомины 74 п. 2 ф. ----------------------------------------

288

              7

Рыбы судаков 11 п. ---------------------------------------------

44

50

Рыбы севрюги 149 п. 23 ф. ------------------------------------

835

92

Рыбы сазанины 77 п. 5 ф. -------------------------------------

306

28

Рыбы провесной (разной велич.)сазанины12п.30ф.

50

85

ИТОГО:

19836

71

Льну

69

72

Холста

4356

95

Козьего пуха

100

 

Шерсти

731

 

Сукна 1977 аршин (1 аршин—0.71 м)

880

                38

Мехов, овчин и выделка их

497

                80

Ческов

300

 

Кож и вару

648

 

Мыла 52 п. 36 ф.

532

                42

Свечи 48 п.

656

                50

Дров

1071

91

Рубка и пилка дров

65

10

Овса 281 ч. 7 м.

1171

7

Сена и корму

2493

91

На конный двор за разную конную сбрую

113

55

За кадушки, ушаты и разную посуду

263

22

Мелкого расходу на

886

20

Живописцам за образа

182

33

на почту за письма и посылки

114

 

     

 

Расход

Ассигнациями

1817 г.

рубли

копейки

               Пастухам

         84

       

               Железа, гвоздей и разного инструм.

        956

         84

               В кузницу 

         344

 

               Земли

         325

 

               Разного леса

        2542

        99

               За пилку леса 

         14

         60

               Кирпич 248 500

       2815

         25

               Алебастр

        120

 

               Камень бутовый 55 сажень        

        390

        75

               Плотникам, работникам, каменщикам.

       2232

         15

 

 

 

                    Итого всей годовой суммы:

      44 812

        32

 

 

 

 

 Архитектурно-художественный образ

 

        О внешнем виде и местоположении двух деревянных церквей и колокольни сообщает И. Н. Четыркин. «Низкая одноэтажная церковь эта об об одномном Куполе с черепичною (состоящей из черепицыпродолговатой и желтоватой плитки с загнутыми вверх краями) главою осененную железным крес­том, защищена была чешуйчатою (чешуя —мелкий тес, в виде чешуи) кровлею и в вышину до подволоки имела около трех сажень. К западной стороне церкви примыка­ла малая паперть, на которой стояли иконы... Трапеза церкви (как показывает опись 1686 года) украшалась шестью иконами...От Казанской церкви, ближе к восточной стене ограды, стояла теплая шатровая церковь, посвященная Всем Святым. Церковь эта была мерою в длину восемь, в ширину пять, а в вышину около двух с половиною сажень. В трапезе ея находился пояс праздников, а над царскими дверьмипояс деисусов ...В западной части монастыря над святыми воротами стояла колокольня, Ил.13 на кото­рой висело пять небольших колоколов. По обе стороны святых ворот расположены были службы и кельи, простиравшиеся также и вдоль северной и южной стены ограды. (12)

 

 

 

        В начале XVIII века монастырские церкви, кельи и все службы пришли в крайнюю вет­хость, а «церкви де и церковною утварью и книгами и всякими потребами оскудали». Вынуж­даемая жалким положением обители, игуменья Анисия с сестрами в 1708 году «била челом» царю Петру I о том, чтобы он позволил старице Дорофее производить денежный сбор по всей России в пользу монастырских зданий Алексеевской обители. (13).

     К ремонту и обновлению келий приступйли лишь через 15 лет, в 1723 году, а новую деревянную церковь взамен обветшавшей Казанской построили в 1744 году, тоже во имя ико­ны Казанской Божьей Матери. Просуществовала она 33 года. (14).

В 1753 году в честь Алексея человека Божия (придел Алексеевский находился в холодной деревянной Казанской церкви) построили теплый каменный об одной главе храм.       

     С постройкой этой церкви произошел необычный случай. Указом из Московской сино­дальной конторы велено было построить новую в честь имени Алексея теплую об одной гла­ве церковь. Главный престол ее должен быть во имя Алексея человека Божия, а предельный, по левую сторону главного алтаря— во имя Успенья Божией Матери. Но игуменья Дорофея (Полочанинова) с сестрами и священнослужителями решили переменить имена престолов, главный — во имя Успения, а придельный — во имя Алексея. Скрыв это самовольное пере­именование престолов от епархиального архиерея Платона, епископа Владимирского, проси­ли у него на освящение построенной церкви благословенной грамоты. Епископ, исследовав это дело и вскрыв обман, оштрафовал виновных каждого пятью рублями, а церковь велел освятить согласно храмозданной грамоте — главный престол во имя Алексея человека Бо­жия, а придельный — во имя Успения Божьей Матери. Еще епископ Платон написал в «Бла­гословенной грамоте 22 марта 1753 года» духовному управителю Арзамаса, строителю Вве­денского монастыря иеромонаху Геласию: «С тем подтверждением, что ежели он, Геласий, еще какие неисправности и бездейства, а паче в духовных и церковных делах, употреблять станет, то не только штрафованием, но и неослабным на тем наказанием жестоко за тот долго­временный неуем (как и по сему делу довольно обличительно приличился) наказан будет».(15).

     Эту каменную теплую об одной главе, построенную в 1753 году церковь, очевидно, воз­вели взамен деревянной теплой шатровой церкви имени Всех Святых. О судьбе этого храма во имя Всех Святых, срубленного еще при учреждении монастыря в 1634 году, ничего неизве­стно и документов не найдено. Когда разобрали и куда переместили его, или же сломали по ветхости, нет информации и в литературных источниках.

 

 

 

     О местоположении монастыря можно судить по ранним планам 1784.16. и 1855. 17. годов. На реконструированном плане  Ил. 5  можно видеть, что каменные церкви, построенные в 1753 и 1777 годах, располагались в южной части, а хозяйственные постройки и жилые кельи в северо-восточной части монастыря. Основной вход, судя по обозначению на плане, нахо­дился с юго-восточной стороны. Сам участок монастыря был за территорией кремля, на по­саде, близ крутого берега реки Теши и неподалеку от начинающейся большой дороги, впос­ледствии это улица Прогонная, в полукилометре от городской крепостной стены и проездной башни. За северной стеной обители находился Софийский церковный комплекс — две церк­ви и колокольня. Неподалеку располагались монастырские огороды и ветряная мельница.

      В середине XIX века в Алексеевской общине три каменные церкви: Вознесенская холод­ная, Успенская теплая и больничная.(16).

      Вознесенская церковь каменная первоначально построена с приделом Казанской Бо­жьей Матери в 1777 году вместо деревянной Казанской, прихожанами Алексеевской церкви, но была она мала и тесна для многочисленного общества сестер и поэтому при настоятельни­це Ольге Васильевне Стригалевой была расширена, по разрешению и благословению епархиального начальства от 6 июня 1821 года. 9-го числа того же месяца приступили к работе, так как материал был заготовлен заранее, то уже 28 августа следующего 1822 года Богослуже­ние было перенесено в обширный благолепный вновь освященный храм. (17).

      История строительства этого храма необычна и интересна. Проект реконструкции здания Вознесенской церкви разработала сама начальница об­щины, управляющая в то время, Ольга Васильевна Стригалева. Проект предусматривал значительное расширение здания, однако перед строителями храма возникла задача умень­шить перерыв в Богослужении, зависимый от продолжительности строительных работ. Решили начать строительные работы, не ломая пока старого здания. Старые стены здания стали разбирать лишь после того, как были готовы новые. От южной и северной стен остались только колонны, поддерживающие хоры, а восточную и западную убрали со­всем. Все строительство осуществлялось под руководством и наблюдением мастерового крестьянина Егора Михайлова, проживавшего при общине в качестве неоплачиваемого служителя и умершего впоследствии монахом Саровской Пустыни с именем Михаил. Ма­териальными средствами при строительстве Храма много помогал шуйский купец Васи­лий Максимович Киселев.(18).

     Вознесенская церковь пятиглавая, с порталом на западной стороне, занимает простран­ство 187 квадратных саженей (сажень — 2,13 метра). На внутренних столбах с трех сторон, кроме восточной, перед главным алтарем и посередине устроены хоры.

 

 

    Всех престолов в храме восемь: три внизу и пять вверху, на хорах, см. план Ил. 7; 19.

      Главный — в честь Вознесения Господня, остался от прежней старой церкви, семь приделов устроены иждивением разных благотворителей и в разное время. Из них: а) в честь Явления Владимирской иконы Божьей Матери и Святых равноапостольных царей Константина и Еле­ны, по правую сторону от главного алтаря, устроены иждивением княгини Девлеткильдеевой, впоследствии игуменьи Московского Страстного монастыря, глубокой почитательницы начальницы Алексеевской общины Ольги Васильевны Стригалевой; б) на этих же хорах: по­середине церкви, — во имя Святителя Николая Чудотворца; в) по правую сторону его в честь Сошествия Святого Духа и Святителя Алексия митрополита Московского и по левую — в честь Явления Боголюбской иконы Божьей Матери и Рождества Предтечи. Два последних придела устроены в 1841—1842 годах при настоятельнице Марье Павловне Пирожниковой. Иконостас главного алтаря, во всю вышину храма, был старинный и вместе с четырьмя при­дельными: двумя внизу, двумя над ними вверху, на хорах, — вызолочен сплошь червонным золотом руками сестер общины. Главы церкви покрыты железом и окрашены голубою крас­кою. На основной главе помещены золотые звезды, а на остальных четырех главах желтые. Железные купол и вся крыша выкрашены зеленою краской — медянкой. В маленьких четырех главах на подкрестных шарах устроены деревянные кресты, обитые белой жестью, а в сред­ней — крест железный, вызолоченный, как и подкрестный шар, сусальным золотом. (20).

    «Четыре столба в трапезе и другие четыре в настоящей церкви убраны иконостасами столярной работы с резьбою, вызолоченною на полимент червонным золотом; в них поме­щены мелкие иконы в сребропозлащенных ризах, — дары в храм от настоятельницы О. В. Стригалевой и других сестер, подвизавшихся в общине до их смерти. На внутренних столбах с трех сторон, кроме восточной, — перед главным алтарем, — и посередине устроены полу- циркулем хоры, на которых во время Богослужения стоят только сестры Общины, а из мирян дозволяется присутствовать исключительно лицам женского пола. Стены и столбы оштукату­рены и окрашены голубою краскою. Средний большой купол внутри расписан трудами сестер живописиц, в святых лицах, масляными красками; потолки во всех приделах и в трапезе также украшены разными живописными священными изображениями, карнизы — медальо­нами, литыми из алебастра. Под хорами — архитравы из превосходных гирлянд цветов. Пол в церкви частью чугунный, частью — деревянный».(21).

   Деревянная холодная церковь во имя Казанской Божией Матери с четырьмя пре­столами построена при основании Алексеевского женского монастыря в 1634 году

Ил. 8.

 

 

           Как написано в летописи: низкая одноэтажная церковь об одном куполе с черепичною главою, осененною железным крестом, защищена была чешуйчатою кровлею и в вышину до подволоки имела около трех сажен. Три сажени в переводе в метрическую систему единиц составляют около шести с небольшим метров до подволоки, то есть до начала конструкции крыши. Однако эта высота значительна для деревянного одноэтажного здания. Очевидно определение «низкая» сложилось у летописца в сравнении с другой церковью монастыря — теплой шатровой. Поскольку конструкции шатра вытянуты вверх, то одноглавая «кубоватая» Казанская церковь с двумя приделами казалась низкой. Наличие четырех престолов предпо­лагает в конструктивной схеме здания Казанской церкви двух внешних приделов. Справа на­ружный придел в честь Алексея, слева два придела (один в трапезе церкви, другой снаружи) св. Филиппа и св. Марии Египетской. Главный престол во имя иконы Казанской Божьей Матери расположен в главном моленном зале. Далее в летописи: «...К западной стороне церкви при­мыкала малая паперть, на которой стояли иконы...». Определение «малая паперть» можно предположительно уравнять с закрытым гульбищем, так как иконы размещались в укрытых от атмосферных осадков помещениях, кроме отдельных случаев.

        С восточной стороны к зданию примыкали три пятигранных, рубленных в «лапу» алта­ря. Здание церкви покоилось на бутовом фундаменте.

        Ярким примером конструктивных особенностей деревянной Казанской церкви может послужить случайно обнаруженный реставраторами в 300 км от Арзамаса в селе Васильевс­ком Московской области аналог нашей — Никольская церковь. В книге А. В. Ополовникова «Русское деревянное зодчество», с. 230, дается описание ее вида, история обнаружения и очень интересные особенности интерьера этой церкви. Делается также вывод, подтверждающий то определение, что русское деревянное зодчество было распространено по всей территории России с прочными строительными традициями и характерными элементами.

           Вторая церковь Успенская с приделом во имя Алексея человека Божия — каменная, теплая, трехэтажная, с одной главой — построена при настоятельнице Марье Петровне Протасьевой (1785—1813 годы) (ил. 9) иждивением московских купцов Афанасия Ивановича Долгова, Алексея Ивановича Кушашникова и Семена Прокофьича Васильева, вместо прежней теплой церкви, построенной Алексеевским монастырем в 1753 году, от которой не осталось и следа.(22).Главный алтарь освящен в 1798 году, придельный в 1805 году. (23).

 

 


 

          «...Настоятельница Марфа Павловна Пирожникова, по причине теснаго помещения, прежния паперти ввела в самую церковь, пристроив снаружи новыя; в тоже время иконостасы обоих престолов укра­шены новою резьбою, позлащены и покрыты разноцветными колерами руками трудолюби­вых сестер, на средства благотворительницы общины Надежды Трофимовны Никифоровой; поновлена была и стенная живопись. В настоящее время Успенская церковь занимает про­странства: в длину 14 саж, 2 арш., в ширину—7 саж. 1 арш. В храме с двух сторон два входа, разделенные капитальною стеною: один с правой стороны — назначен для мирских бого­мольцев, другой — с левой — для общинских сестер. Три четвероугольные столба разделяют церковь также на две части; один из них поддерживает своды алтаря и разделяет два иконос­таса; другие два посреди храма; между ними устроено преграждение, по правую сторону ко- тораго во время богослужения, предстоят миряне, а по левую — сестры-общежительницы».

«Церковь занимает верхний этаж здания; в среднем помещаются трапеза, келарня; в нижнем — хлебопекарня, квасоварня и несколько келий для трудящихся здесь сестер. В самом же верху под кровлею помещается разный зерновой хлеб. Здесь же в особом отделении поме­щается и общинская библиотека, заключающая в себе: 1) разные на славянском и русском язы­ках — по большей части печати XVIII и даже XVII столетий — книги Священного Писания, Богослужебныя, Святоотеческия творения и духовно-нравственныя, в количестве 568№№; 2) рукописи в количестве 46№№.

Иконостас в Успенской церкви — главный и придельный — в новейшем вкусе, одно­ярусный с резьбою, вызолоченною на полимент червонным золотом». (24)

   Деревянная теплая шатровая церковь, посвященная Всем Святым. Ил. 10.

«...От Казанской церкви, ближе к восточной стене ограды, стояла теплая шатровая цер­ковь, посвященная Всем Святым. Церковь эта была мерою в длину восемь, в ширину пять, в вышину около двух с половиною сажень...»(25).

 

     

 

Ил.10

 

    Нечасто в русском деревянном зодчестве шатровый тип здания применялся для обуст­ройства теплой церкви. В данном случае в Алексеевском монастыре на то были, очевидно, свои причины. Древняя опись сохранила размеры храма 16 м. х 10м. х  5 м. Наверняка эти разме­ры были общего объема и не учитывали выступающих частей — шатра, алтарной части и боковых выступов. Конструктивная схема храма представляется типичной для многих храмов Нижегородского края «о двадцати стенах». Такой же тип конструкции можно видеть и сейчас у сохранившегося до наших дней Арзамасского Воскресенского собора, год постройки 1652.

          К восьмигранному срубу (восьмерику), покрытому шатром, с востока примыкала откры­тая паперть — гульбище, с открытым же крыльцом. С западной части примыкал пятигранный сруб алтаря, покрытый бочечной кровлей, увенчанной небольшой главкой на шейке.

 

 

   Третья церковь больничная помещается в двухэтажном каменном больничном кор­пусе, построенном в 1825 году при настоятельнице Ольге Васильевне Стригалевой и зани­мает всю восточную его половину. Эта церковь имеет хоры и два престола, главный, освя­щенный в 1826 году, во имя преподобного Иаонна Листвечника и Великомученицы Варва­ры, и придельный на хорах, освященный в 1827 году, в честь Божьей Матери Неопалимой Купины. Корпус построен с материальной помощью московской купчихи Прасковьи Ива­новны Мухиной. (26). Ил. 11.

 

 

 

 

           Колокольня — четвертое здание, принадлежащее церкви. Каменная колокольня, четы­рехугольная в плане, в высоту имеет три яруса.(27) Сооружена на западной стене монастыря над святыми воротами Ил. 12. Здание выполнено в классическом стиле, хороших пропорций, декорировано спаренными колоннами, поддерживающими ложный фронтон, плоскость сте­ны над которым расчленена рустованными полосками.

 

 

 Источники.

 

1.Четыркин И.Н. Историко-статистическое описание Алексеевской женской общины. Н.Н, 1887. С.12.

2. Макарий, архимандрит, Памятники церковных древностей. Спб. 1857. С.426.

3.Там же. С.427.

 4. Макарий, архимандрит, Памятники церковных древностей. Спб. 1857. С.430.

 5.  Щегольков Н.м. исторические сведения о городе Арзамасе. Арзамас, 1911. С.28.

 6. Там же. С.29.

 7.  ГАНО-2.Ф.11. Оп.1.Д.128.-1866г.

 8. Там же.

 9. Там же.

10. Щегольков Н.М. исторические сведения о городе Арзамасе. Арзамас, 1911. С.272.

11. ГАНО-2.Ф.11. Оп.1.Д.22.-1817г.

12. Четыркин И.Н. Историко-статистическое описание Алексеевской женской общины. Н.Н., 1887. С.16,17,18,

13. Там же. С.18.

14. Щегольков Н.М. исторические сведения о городе Арзамасе. Арзамас, 1911. С.86.

15. Четыркин И.Н. Историко-статистическое описание Алексеевской женской общины. Н.Н., 1887. С. 20

16. ГАНО-2.Ф.11. Оп.1.Д.128.-1766 г.

17. ГАНО-2.Ф.11. Оп.1.Д.128.-1866 г.

18. Четыркин И.Н. Историко-статистическое описание Алексеевской женской общины. Н.Н., 1887. С.68.

19.  ГАНО-1.Ф.1679. Оп.2. Д.57.

20. Там же.

21. Четыркин И.Н. Историко-статистическое описание Алексеевской женской общины. Н.Н., 1887. С.69.

22. ГАНО-1.Ф.1679. Оп.2. Д.57.

23.Четыркин И.Н. Историко-статистическое описание Алексеевской женской общины. Н.Н., 1887. С.82.

24. Там же. С.83

25. Там же. С.17.

26. ГАНО-2.Ф.11. Оп.1. Д.136.

27  ГАНО-1 Ф.1679. Оп. 2Д. 57.

 

ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

 

 

 АРЗАМАССКИЙ ВВЕДЕНСКИЙ МУЖСКОЙ

ОБЩЕЖИТЕЛЬНЫЙ МОНАСТЫРЬ

 

 

Основан в 1651 году.

 

 

      1651 году в центре города возле Никольского монастыря была построена деревянная церковь во имя Введения во храм Пресвятой Богородицы с приделами: 1)архидиакона Стефана и 2) Преподобной Евдокии. При церкви в то же время был учрежде мужской монастырь по счету в городе пятый. Надо полагать, что здание церкви было построено на скудные средства и непрочно, потому что уже через сорок лет оно пришло в ветхость и было разобрано в 1692 году. Ил. 1

 

 

 

Ил.1

Вид Веденского монастыря

      "В 1692 году (1) на месте обветшавшей и разобранной церкви построили благолепную по убранству каменную церковь. В 1747 году над зданием Введенской церкви надстроен верхний холодный храм в честь Успения Пресвятой Богородицы». Очевидно, это было сде­лано из-за недостатка свободной территории в центре города среди торговой площади. (2) 

     В 1810—1812 годах церковь была перестроена почти заново. Ил. 3.  К ней пристроены тра­пезная и двухъярусная колокольня. В трапезе учреждено 4 придела: наверху правый — во имя Божией Матери Всех Скорбящих Радости, левый — во имя Иоанна Предтечи и Николая Чу­дотворца, внизу правый — преподобномученицы Евдокии, во имя которой придел суще­ствовал еще в монастырские времена, а левый — во имя св, Софии, Веры, Надежды и Любо­ви. Этот левый придел устроен значительно позднее прочих усердием Подсосовых, так как на этом месте некогда находилась их торговая палатка.

    Ежегодно 17 сентября в день пре­стольного праздника на всех богослужени­ях бывает очень много именинниц.

    В результате последней перестройки, произведенной, по-видимому, при недо­статочных средствах каменщиками, не имевшими хорошей профессиональной подготовки и понятия в архитектурном искусстве, Введенская церковь утратила свой старинный облик. (3)

 

 

 

           В 1764 году в ходе реформы церков­ных земель даже богатые монастыри ли­шились всех своих вотчин и крестьян, ма­лые же и бедные обители были упраздне­ны и закрыты. В 1764 году закрылся и Вве­денский монастырь. Его церковь после уп­разднения монастыря дважды приписыва­лась к собору и дважды объявлялась само­стоятельною приходскою. В приход ей да­вались все питейные дома, гостиницы и трактиры, и, кроме того, отдельно по два дома от каждого прихода города. Даны были дворы самые бедные, только почетные граждане Подсосовы сами пожелали перей­ти из Благовещенского прихода во Введенский и, действительно, сделали для этого храма очень много: устроили новые резные позлащенные ико­ностасы, украсили иконы серебряными ризами, пополнили ризницу ценными облачениями.

         В первой четверти XX века Введенская цер­ковь была разобрана окончательно и ныне не существует.

         О внешнем и внутреннем конструктивном устройстве последней каменной Введенской цер­кви можно сказать следующее: каменная, двухполь­ная, то есть двухэтажная, тип — «корабль». Оче­видно, сказалось влияние расположенной в не­посредственной близости Богоявленской церкви, ибо средняя часть здания представляла, редкий для средней полосы России византийский  тип - «базилика». Во внешнем убранстве было много эклектичных, собранных из разных эпох элементов, например: декоративные кокошники, да и само убранство наличников окон в восьмигранном ярусе над молельным залом было явно «из XVII века», а рустованные подрезки на втором ярусе колокольни — уже из XVIII столетия. Многие элементы убранства здания, его формы и пропорции надуманны и сделаны далекими от зодчества людьми.

 

 

Ил. 4

         В 1651 году при церкви Введения организуется монастырь. Один из самых ранних планов города Арзамаса (4)  послужил основой для реконструкции и увеличения этой части городской территории. На этом плане Ил. 4 можно с большой достоверностью определить местоположение самой деревянной церкви, хозяйственных построек и келий мо­нашествующих. Территория монастыря представляет собой неправильный прямоугольник со скошенным северо-восточным углом. Его северо-восточная граница идет по кривой, которую трудно представить и воссоздать при обустройстве территории монастыря искусственно. Мож­но предположить, что ограда монастыря ставилась на краю естественного природного обра­зования — глубокого оврага. Деревянная церковь, судя по плану, находилась на том же самом месте, что и все последующие каменные. Хозяйственные постройки и кельи располагались по периметру северо-восточной части монастырской территории.

       Сведения о монастыре крайне скудны, и за время его существования, сто тридцать лет, известны имена лишь нескольких его монахов.

      В 1689 году монастырем управлял строитель иеромонах Тихон, который скончался 10 января 1692 года. После его смерти протопопом Воскресенского собора Иаковым Федо­ровым, старцем Введенского монастыря и подъячим Иваном Михайловым была составлена опись церковного имущества и книг. Однако этой описи найти не удалось.

      С 1700 по 1706 года управлял Введенским монастырем основатель знаменитой Са­ровской пустыни иеросхимонах Иоанн Ил. 5.

 

 

Ил.5

  Игумен Арзамасского Введенскрго монастыря Иоанн.

 

 

    Родился он в 1670 году в селе Красном под Арзамасом в семье священника. В 1686 году 19 лет от роду молодой человек Исакий поступает в Арзамасский Введенский монастырь и принимает от настоятеля обители иеромонаха Тихона монашеский постриг с именем Иоанна.

    Пробыв некоторое время в монастыре, расположенном на большой торговой площади, он стал тяготиться людской суеты. Душа его искала пустынного уединения. В это время в обитель пришел из Санаксарского монастыря инок Филарет и рассказал Иоанну, что в 60-ти верстах от Арзамаса в глухих лесах между речками Сатис и Сарова есть пустынное место, где было прежде мордовское городище. На этом месте, спустя много лет после разорения города, жили поочередно отшельники — сначала Феодосий, а затем Герасим. Однако они не смогли вынести суровости пустынножительства и ушли из тех краев.

     Сообщение о пустынном месте обрадовало Иоанна, и он, испросив благословения сво­его духовного отца настоятеля Введенского монастыря иеромонаха Тихона, вместе с введенским иноком отправился на поиски этого места. Место это они нашли и водрузили на нем крест. Возвращаясь в Арзамас,  Иоанн твердо решил поселиться на понравившемся ему месте.

     И вот в 1691 году Иоанн оставил Введенский монастырь, и вместе с монахом Санаксар­ского монастыря Филаретом, сообщившим ему об этом месте, они поселились в Саровской пустыни.

     Физически и духовно тяжело было обживать глухое место. Филарет уже через месяц покинул его. И еще много братьев отшельников сменилось подле Иоанна, не выдержав суровых лишений отшельнической жизни. Сам Иоанн не раз покидал Саровскую пустынь, но всё же, вновь возвращался и однажды прожил там, в совершенном одиночестве семь лет.

     Проводя свою жизнь в трудах и мо­литвах, Иоанн заботился только о спасе­нии своей души и не думал, что дальней­шая судьба уготовила ему быть сначала настоятелем Введенской обители в Арза­масе, а затем строителем-основателем знаменитого в своей священной славе Саровского монастыря. Он понимал, чув­ствовал, и ему открывались свыше таин­ственные предзнаменования о большом будущем его маленькой пустынки. Да и многие люди из окрестных деревень ви­дели в разное время над этим местом нео­бычный свет, слышали отдаленный звон больших колоколов. А однажды местный крестьянин нашел на горе, на которой ра­нее было городище, один медный и шесть каменных крестов. И все-таки строительство монастыря на этом месте казалось ему отдаленным будущим.

    « Однако уже в 1706 году, будучи уже настоятелем Арзамасского Введенского монас­тыря, Иоанн…» с девятью введенскими братьями приступает к строительству церкви в Саров­ской пустыни, намереваясь, впоследствии перевести туда, и весь бедный и малолюдный Вве­денский монастырь с шумной базарной арзамасской площади. Духовным помощником и на­ставником в строительстве церкви был настоятель Арзамасского Спасо-Преображенского монастыря архимандрит Павел, а материальными средствами помогали: помещик села Ездаково Арзамасского уезда Федор Васильевич Головачев, староста села Кремёнок Андрей Ники­тич Долинин и особенно друг и помощник Иоанна арзамасский купец Иван Васильевич Мас­ленков.

      Постройку первого храма во имя Пресвятой Богородицы на месте будущего Саровского монастыря закончили 14 июня 1706 года. Освя­щали храм в воскресенье 16 июня при большом стечении народа. Архимандрит Спасского монастыря Павел привез в новую церковь напрестольное евангелие, И. В. Масленков — хра­мовую икону Божьей Матери, Живоносного ее Источника, и многие люди принесли в пустую новую церковь необходимые церковные вещи и колокола на колокольню.

       После Праздника освящения храма в глухих Саровских лесах ежедневно в часы богослу­жения возносил молитвы Богу уже не тихий голос одинокого монаха-отшельника, а звучал целый хор братии в сопровожде­нии колокольного звона.

      Вместе с иноческими подвигами и заботами о материальном благосостоянии Саровс­кой пустыни иеросхимонах Иоанн занимался и писательским делом. Среди его трудов:

1. «Ус­тав общежительныя Сатисо-град-Саровская пустыни, в двух частях»;

2. «Сказание о построе­нии церкви Пресвятой Богородицы, Живоносного Ея Источника в пустыни, на «Старом Го­родище», где ныне стоит общежительная пустынь. Это летописное сказание ...всегда служило первоисточником для всех исторических сочинений о Саровской пустыни».

3. «Сказание об обращении раскольников заволжских»;

4. «Похвала на обращение их и увещевание обратив­шимся».

       После многих трудов в 1731 году, достигнув 60-летнего возраста, Иоанн решил передать управление пустынью своему ученику иеромонаху Дорофею, а сам собирался уединиться в одной из пещерных келий и провести остаток дней своих в безмолвии и молитвах. Но жизнь приготовила ему самое тяжелое испытание.

       По навету злых людей он был обвинен в приверженности к расколу и действиях, на­правленных против царского правительства. В 1731 году на глазах у Саровской братии он был закован в кандалы и отправлен под конвоем в Петербург в тюрьму. Со слезами и горечью провожали братья своего духовного отца, посвятившего основанию и строительству Саров­ской пустыни сорок лет своей жизни.

            В Петербурге, в заточении 4 июля 1737 года на 67 году от рождения и окончил свои дни наш славный земляк иеросхимонах Иоанн.

           «…Останки его были погребены на погосте ближайшей к тайной канцелярии церкви Пре­ображения Господня, что в Котловской…».

 

 

 

 

 Источники.

 

  1. Макарий, архимандрит. Памятники церковных древностей. С.-Пб., 1857. С. 430.
  2. Четыркин И.Н. Историко-статистическое описание Арзамасской Алексеевской женской общины. Н.Н., 1887. С. 10.
  3. Щегольков Н.М. Исторические сведения о городе Арзамасе. Арзамас, 1911. С.-119.
  4. Гано-1.Ф.829.Оп.676.Д.129.-1784 г.
  5. Филатов Н.Ф. Нижний Новгород. Архитектура XIV – начала XX века. Н.Н., 1994. С. 141.

 

 

 

 ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

 

 

 

АРЗАМАССКИЙ ВОЗНЕСЕНСКИЙ ВЫСОКОГОРСКИЙ

МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ - ПУСТЫНЬ

 

 Оснван в 1716 году

 

давних пор благонравных жителей Арзамаса, которые уже имели в городе пять монастырей, привлекало расположенное поблизости тихое и уединенное место, называемое Высокой горой. Плавное обширное возвышение, почти круглое по форме, поросшее густым лиственным лесом с многообразием цветов и кустарников, у подножия которого протекала неширокая речка, располагало к иноческой жизни. Находилось оно в те времена в четырех верстах к северо-западу от города, недалеко от большой дороги, проходящей на Нижний Новгород. Арзамасцы вознамерились обустроить здесь еще один, шестой по счету, монастырь. Ил.4

 


 

             В феврале 1716 года в Арзамасском Спасском монастыре собрались: комендант города Михаил Языков, именитые купцы и уважаемые мещане. Под руководством настоятеля обите­ли архимандрита Афиногена написали грамоту-челобитную царю Петру I. В Москву ее отпра­вили с иеромонахом Лукою, которого избрали строителем будущей пустыни. Разрешение на строительство небольшой часовни, которую и просили в начале дела арзамасцы, было полу­чено. Благословясь, приступили к работе.

 

 

     «К 10-му мая того же года (1716) из елевых деревьев в замок (была срублена часов­ня—А. П.) и поставлена на въезде горы из Арзамаса   Ил. 1

(ныне —у развилки дороги на Высокую гору и д. Хватовку—А. П.), где впоследствии после устройства монастыря была поставлена небольшая часовенка (столбовка—А. П.) со Святыми иконами, при выезде из рощи в Арзамас, в полуверсте на восток от обители.

    Эта часовня (первая—А. П.) имела 18 венцов вышины (около 5 м—А. П.), а длины и ширины по 6-ти аршин (около 4 м—А. П.). Верх ее, покрытый на две стороны, увенчивался многогранною главою, устроенною на шейке и осененною тремя крестами: на середине деревянным четвероконечным, а по бокам — медными литыми. Свет в нее проходил из косящатого окна, прорубленного в южной стене, и из волокового — в северной. Вход во внутренность был устроен в двери с западной стороны, в ряду с которыми находились решетчатые (двери— А. П.) на железных створах, отворявшиеся днем и запиравшиеся на ночь. Перед дверьми, наподобие паперти, были сделаны гороженные в столбы балясы, возвышавшиеся от земли на три ступени. Внутри часовни в виде иконостаса помещались в одном киоте образа Вознесе­ния Господа и Богоматери Казанской, мерою в вышину и ширину по полутора аршин (около 1 м) каждый. Перед ними на аналое лежал кипарисовый крест с живописным изображением Распятого Христа; а за аналоем находился чулан, освещавшийся окном с востока, где храни­лись одни священнические крашенинные ризы, две такие же эпитрахили, подризник, поручи. Для охранения часовни и жилья монахов были устроены вблизи две низменные кельи или, правильнее, землянки».(1)

    Первый крестный ход к часовне был совершен в 1716 году при большом стечении наро­да. Процессия вышла из Воскресенского собора 10 мая, в день Вознесения Господня, возглав­ляемая архимандритом Спасского монастыря Афиногеном и всем городским духовенством. Впереди несли множество крестов, хоругвей и святых икон — от всех храмов города.

     Ежегодные крестные ходы на Высокую гору освящали воды и поля. Проводимые по­здней весной, когда проснувшаяся природа была особенно хороша, они производили на учас­тников этого события сильное и благотворное духовное впечатление. Эмоциональным от­кликом на это стало желание построить рядом с часовней церковь. В декабре 1718 года крепостной князя И. А. Голицына Иван Грузинцев обратился с челобитной к высшему духовному начальству с просьбой разрешить ему построить недалеко от существующей часовни теплую деревянную церковь в честь иконы Тихвинской Божией Матери, с приделом во имя св. благо­верных Петра и Февронии — Муромских чудотворцев, потому что «...к той де часовне быва­ют для молебного пения, в бездождие и безведрие, из Арзамаса крестные ходы со святыми иконами, а божественной литургии совершать негде...».

       Почти одновременно с Грузинцевым просили о том же митрополита Стефана и набож­ные арзамасцы, чтобы строителем церкви был иеромонах Арзамасского Спасского монасты­ря Герасим, так как строитель часовни иеромонах Лука вскоре после совершения первого же крестного хода скончался.

     Восьмого декабря 1718 года из Патриаршего Приказа было получено разрешение, после чего Иван Грузинцев с единомышленниками приступил к заготовке леса на храм. Вслед за пер­вым 11 декабря 1718 года последовал другой указ — о сборе средств по всей империи на приоб­ретение церковных вещей для будущей монастырской церкви во имя Тихвинской Пресвятой Богородицы и благоверных князей Петра и Февронии, что на Высокой горе под Арзамасом. Таким образом, еще до построения Высокогорская пустынь уже была названа монастырем. Ил.3

 

 

 

Ил.3

Храм во имя Тихвинской иконы Божией Матери

 

       В 1719 году церковь была построена, затем освящена архимандритом Лаврентием, настоятелем Арзамасского Спасского монастыря. Расчищенную от леса территорию с постро­енными возле храма кельями обнесли частоколом, и пустынь начала свою жизнь, пополняясь насельниками.

      В те времена Россию потрясали жесткие и крутые реформы Петра I. Частые кровопро­литные войны и опустошительные поборы на «государево» строительство привели к тому, что развелось очень много беглых людей, которые собирались в шайки и промышляли в глу­хих лесах разбоем. Так же было и в покрытых густым лесом окрестностях Арзамаса. Неодно­кратные набеги разбойников на отдаленную от крепости и городского гарнизона Тихвинскую Высокогорскую пустынь не дали ей спокойно жить и развиваться. Опечаленные пустынно­жители вынуждены были в 1734 году забрать все, что можно, и перебраться ближе к городу под защиту стрельцов и пушкарей гарнизона. Беженцев приютил Троицкий особный монас­тырь, расположенный на Духовской горе. Арзамасцы очень сожалели, что храм и кельи их пустыни обезлюдели, а вскоре без присмотра и вовсе стали разрушаться.

      И только через девять лет, в 1743 году, они вновь направили прошение в Св. синод о возвращении братии на прежнее место. Св. синод предписал преосвященному Дмитрию, епископу Нижегородскому и Алатырскому, возобновить жизнедеятельность Арзамасской Вы­сокогорской пустыни: «...перевести опять в Высокогорскую пустынь прежних ея монахов, на­ходившихся еще в живых, а в случае их смерти — отправить в нее из Арзамасского Спасского монастыря, яко ближайшего, искусного иеромонаха с надлежащим числом братии, перепору­чив эту обитель всеприлежным за нею наблюдением Спасского монастыря настоятеля».(2)

      Восемь вернувшихся в пустынь монахов во главе с ее строителем иеромонахом Иовом приступили к строительству теплой каменной церкви в честь Вознесения Господня, с приделами во имя Божией Матери Всех Скорбящих Радости и благоверных князей Пет­ра и Февронии, Муромских чудотворцев. В 1745 году, во времена управления епархией архи­епископом Московским и Владимирским Иосифом, закончили строительство этого храма. Из «сказки», составленной строителем обители иеромонахом Варсонофием в 1749 году, ясно, что Высокогорская пустынь с начала ее основания никаких кормлений не имеет: ни государствен­ной дотации — руги, ни вотчин, ни других владений, а поддерживает жизнь при помощи боголюбивых жертвователей. В начале существования пустыни монахи жили в ней по пра­вилам особного монастыря, то есть каждый имел на свой счет одежду, домашнюю утварь, пищу, орудия производства, участок земли, жилье. Несмотря на малочисленность и отсут­ствие земельных владений, Высокогорская пустынь продолжала развиваться.

       Так, в 1768 году построили новую, еще одну каменную церковь во имя новоявленного святителя Дмитрия, Ростовского чудотворца, в дальнейшем она стала называться По­кровской.

      В 1779 году в документах Высокогорская пустынь уже упоминается приписанной к Са­ровской пустыни и подчиняющейся её настоятелю. Здесь надо сказать об интересном стече­нии событий, благотворно повлиявших впоследствии на духовную жизнь Высокогорской пу­стыни, да и всего города и Арзамасского края. В 1778 году в Саровскую пустынь поступил и начал свою праведную жизнь на нашей земле молодой еще человек, 19 лет от роду, по имени Прохор. Через восемь лет послушания в Саровском монастыре, в 1786 году, он принимает монашеский постриг и со временем становится Светочем Русской православной церкви — Серафимом Саровским. Иконы с его живописным ликом находятся почти во всех храмах хри­стианского мира. Ил.5

 

 

Ил.5

Батюшка Серафим Саровский

 

  Со времени присоединения Высокогорской пустыни к Саровской и в дальнейшем она руководствовалась уже вместо «особных» общежительными правилами Саровского монасты­ря. В 1779 году арзамасская общественность, учитывая стесненное материальное положение обители, установила ей ежегодную дотацию в сумме 100 рублей. Это помогло пустыни более активно развиваться и благоустраиваться. Постепенно она приобретала все новых и новых именитых благотворителей высокого княжеского звания: Хованские, Путятины, Максуто­вы, Куракины; Новгородский митрополит Дмитрий Сеченов, бывший епископ Нижего­родский, особенно заботившийся о благоустройстве пустыни; генеральша Анна Кречетникова. Помещики: Раевский, Микулины и др. Арзамасские купцы: Подсосовы, Сальнико­вы, Масленковы, Корниловы и многие арзамасцы.

     Нижегородский и Арзамасский епископ Павел, часто посещавший Высокогорскую пус­тынь, заботился о ней и, опасаясь за ее будущее, ходатайствовал перед высшим духовным начальством о том, чтобы ее включили в число малолюдных обителей (семибратских). В 1798 году синод удовлетворил его ходатайство, и с этих пор Арзамасская Высокогорская пустынь становится самостоятельной и уже более не зависит от Саровской обители.

    В 1798 году царским правительством отведены пустыни: рыбные ловли на реке Теше, две мельницы и 30 десятин земли (около 30 га) в разных местах Нижегородской губернии, что еще больше способствовало ее развитию и росту.

     Первым настоятелем (с 1716 года) Высокогорской пустыни был ее создатель — стро­итель иеромонах Спасского монастыря Лука, скончавшийся в первый же год ее построе­ния. После его смерти при часовне в землянках жили иеромонах Иосиф и монах Илья, но ни тот, ни другой, что видно из поминальных книг-синодиков, не носили звание «строителя».

    За продолжительное время жизни Высокогорской Вознесенской с 1716 года монастырём-пустынью руководили многие достойные подвижники христианской веры, однако, некоторых хочется отметить особенно.

    Двадцатый строитель (1826—1831) — иеромонах Антоний. В его управление были проведены работы:

1)    отремонтировано и возобновлено внутреннее убранство главной Вознесенской цер­кви, затем храм был вновь освящен;

2)    построен скотный двор;

3)    перенесен из монастырского сада пчельник за пределы обители и вновь обустроен;

4)    монастырский колодец оборудован подъемным механизмом и по всей территории монастыря был проведен водопровод;

5)   икона Иверской Божией Матери украшена новой сребро-позлащенной ризой.

          Здесь надо сказать, что  иеромонах Антоний, его судьба и дальнейшая деятельность на ниве православия, сложившись и окрепнув в стенах небольшой Арзамасской Вознесенской пустынки, получили в будущем удивительное продолжение.

          В те времена — расцвет «золотого века» Арзамаса, город был вполне духовно благоустроен. Духовенство было представлено умудренными жизненным опытом благонравными пастырями, такими как: архимандрит Спасского монастыря Александр, соборный протоиерей Стефан Пиме­нов, благочинный протоиерей Крестовоздвиженской церкви Иоанн Сахаров (родственник впоследствии знаменитого физика, «отца» водородной бомбы А.Д. Сахарова – А.П.), Алексеевский про­тоиерей Афанасий Крутовский, Николаевский — Иоанн Покровский, Введенский священник Аврамий, Благовещенский — протоиерей Федор Раевский (родственник героя Отечественной войны 1812 г. генерала от кавалерии Н.Н. Раевского -  А.П.),  3 настоятельницы женских обителей и т. д. Многие из них, так же, как и граждане Арзамаса, обращались за духовными и жизненными советами к жившему в Саровской пустыни великому подвижнику о. Серафиму Саровскому. Од­ним из глубоких почитателей святого старца был и иеромонах Антоний. Он часто посещал Са­ровскую пустынь, духовно сблизился с о. Серафимом и по всем важным вопросам просил совета и наставления у него.

    Около 1830 года о. Антоний, не старый еще человек, почувствовал душев­ную хандру и настолько сильно, что мысли о скорой своей смерти все чаще и чаще стали посещать его, отбивая охоту ко всякой деятельности. Он уже стал размышлять об уходе на покой от управле­ния Вознесенской пустынью, но перед принятием этого важного решения поехал спросить совета у о. Серафима. Батюшка в разговоре с о. Антонием полностью рассеял все мысли о скорой его смерти и предсказал ему новую большую деятельность. «Тебе Господь вверяет лавру обширную, — говорил о. Серафим, — будь матерью для братии, а не отцом». (3) 

 


 

Странными показались тогда Антонию слова старца. Однако через два месяца после их разговора настоятель Высокогорской пустыни получил письмо от Московского митрополита Филарета, в котором тот вызывал его в Москву для нового назначения – наместником   Свято-Троицкой Сергиевой лавры. Впоследствии митрополит Московский сдружился с настоятелем лавры архимандритом Антонием и избрал его своим духовником. А о. Антоний Ил. 2 (Андрей Медведев) прожил долгую и многотрудную жизнь и 45 лет плодотворно управлял одним из главных монастырей России, основателем кото­рого был Сергий Радонежский, впрочем, не забывая о городе Арзамасе и его обителях.

       О двадцать восьмом настоятеле, архимандрите Софронии, который принял управ­ление над пустынью в 1887 году и управлял ею долее всех настоятелей — двадцать один год, также следует сказать особо.

 


 

Ил.6

 Старец Софроний

        За время своего управления умудренный жизненным опытом, высокообразованный ар­химандрит Софроний немало сделал для благоустройства обители, кроме того, своей мудрос­тью, вниманием и прозорливостью он привлекал в обитель множество людей. Паломники приходили к нему за духовным советом и за помощью в болезнях не только из ближайших окрестностей, но и из дальних мест. Авторитет праведника распространился далеко за преде­лы монастыря. Общение со многими прихожанами отнимало немало времени у настоятеля, а некоторые хозяйственные дела не требовали отлагательств. К этому примешивалось чувство зависти некоторых братьев-монахов. Среди них начался ропот недовольства своим архиман­дритом. Поэтому отец Софроний решил оставить управление монастырем и поселиться в небольшой пустынке в глухом лесу недалеко от села Никольского Арзамасского уезда. Ил.6

         В 1908 году архимандрит Арзамасской Вознесенской Высокогорской пустыни Софроний отпросился у духовного начальства на покой с правом проживания в небошой пустынке. Недалеко от небольшой кельи батюшки Софрония его почитатели и ученики, которые поселились рядом, построили вскоре церковь во имя «Сошествия во ад Господа Иисуса Хри­ста, Собою вся воскресившего».

        Тринадцать лет прожил о. Софроний в пустынке, продолжая свою подвижническую христианскую деятельность. Многим людям врачевал он духовные и физические раны и по­мог найти ответы на непростые жизненные вопросы.

         Скончался отец Софроний в июле 1921 года и погребен в пустынке недалеко от своей кельи.

         В 1908 году управление над Вознесенской Высокогорской пустынью принял переме­щенный сюда из иеромонахов Московского Андронникова монастыря архимандрит Иосиф — двадцать девятый по счету.

        Архимандрит Иосиф управлял обителью до 1921 года.

 

                  Источники

1)  ГАНО-2 Коллекция документов. Игумен Афанасий. Летопись Арзамасской Высокогорской Вознесенской пустыни. После 1860 г.

2) Там же.

3) Щегольков Н.М. Исторические сведения о городе Арзамасе. Арзамас.1911 г. С.184.

 

ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

 

 

PS

 

  Уважаемые друзья! 

  Тем кого заинтересовала эта тема.

  Более полную информацию вы можете найти в моей книге.

  Она так и называется "Арзамасские монастыри".

  Вышла в свет она в Арзамасе.

  Первый тираж, отпечатан в Арзамасской типографии 

   в 2003 году, второй в 2010.

  Приобрести её можно на книжных "развалах" в типографии и у

   автора.  

  Мой адрес: arh1949@yandex.ru

    

 

         Создана на основе архивных первоисточников в результате многолетних научных исследований по истории монастырского движения России и истории развития русского деревянного и каменного храмового зодчества. В ней прослеживается многолетняя жизнь (история, архитектура и хозяйственная деятельность) шести арзамасских обителей, которая была, характерна для всех подобных религиозных образований Росси.

       Рецензирована и одобрена авторитетными историками страны - докторами исторических наук Е.В.Кузнецовым, Н.Ф. Филатовым, О.А. Колобовым.

      Научно-популярный текст написан (по мнению читателей) живым языком, со многими романтическими историями и событиями, со вставками на английском языке.

     Книга в твёрдом переплёте, формата А-4, содержит 215 страниц. Обложка и страницы плотно иллюстрированы автором текста - профессиональным архитектором и художником.

     Издание рассчитано на широкий круг читателей разного возраста.

     Подарочные экземпляры книги находятся в библиотечных коллекциях у патриархов Московских и Российских Алексия и Кирилла, а также в библиотеке президента России.

Автор книги:

кандидат исторических наук,

член Союза архитекторов России

 А.С. Петряшин

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Яндекс.Метрика

 

Назад к содержимому | Назад к главному меню