История с XIII по XXI вв. - petrishin

Перейти к контенту

Главное меню:

 

 

 

Кардиоцентр

 

 

    После инфаркта, случившегося со мной в 2006 году в результате перенапряжения на работе, посещения поликлиник и разнообразных больниц стали нудной, но, к сожалению, необходимой обязанностью. Терапевтические процедуры помогали мало. Сильно мучила аритмия. Причём проявлялась она совершенно неожиданно и беспричинно и длилась порой несколько часов. Верхнее давление падало до цифр 75-80, а нижнее до 40, зато пульс подскакивал до 150 ударов в минуту. При таком давлении и моём весе в 120 кг. для меня все жизненные процессы замирали. И что самое плохое в этой ситуации, никакими препаратами врачи не могли снять эти приступы. Они только разводили руками.  Через несколько лет приступы прошли, стало немного «полегче», однако, аритмия перешла из временной в постоянную. Так что не понятно, что лучше. Через некоторое время как-то тоже неожиданно накрыла одышка. Мои дистанции во время прогулок со скоростью «бабушки» стали составлять 100-150 метров от скамейки до скамейки. Всё край! Оставалась одна, как мне казалось,  труднопроходимая дорога в Нижегородский кардиоцентр.

 

 

 

    Нижегородский кардиологический центр представлялся мне, жителю Арзамаса, труднодоступным медицинским учреждением. На консультации у врача аритмолога этого кардиоцентра, ещё в 2012 году я записался на очередь на коронарографию. Необходимость оплачивать дорогостоящие операции: вначале по диагностическому коронарографированию, а затем, вероятнее всего,  и  по стентированию или шунтированию, не укладывались в мой пенсионный бюджет.  Попасть в квоты, или проще говоря, в бесплатную очередь на эти операции представлялось мне тоже маловероятным.

   Понимая, что никакие телефонные переговоры не заменят личного общения, я сам поехал в кардиоцентр на приём.  Заведующая консультативной поликлиникой  Гурьянова Юлия Александровна нашла мою фамилию в очереди и далее без особых проволочек назначила мне дату поступления в больницу на коронарографическое исследование.

 

 

Гурьянова Юлия Александровна

 

   В нашем современном обществе людей в белых халатах обычно жёстко критикуют. И, действительно, в их работе бывают недостатки: это и чёрствость, и грубость, и равнодушие к больным. Телевидение и другие СМИ часто нам показывают буквально шокирующие факты из медицинской жизни. Мой горький и продолжительный опыт общения с врачами тоже оптимизма не прибавлял и предполагал, что надо быть готовым ко всему.

     Однако, эта больница (СККБ) меня просто поразила с первых шагов. Как говорится, «театр начинается с вешалки». Так же и здесь. Приветливая и добродушная гардеробщица, быстрое и профессиональное оформление в регистратуре.

   Кроме того в вестибюле перед регистратурой, гардеробом и контрольно-пропускным пунктом живёт совершенно удивительное существо – огромная, очень пушистая кошка, по имени Муська. Ощущая себя полноправной хозяйкой этой территории, Муська, как добрая хозяйка, принимает и знакомится с новичками, общается со старыми знакомыми и прощается с выписанными, уже почти здоровыми людьми. Кому-то это покажется мелодраматичным и не заслуживающим внимания, а кто-то пройдёт и не заметит. Но многие больные люди, которые думают о своём сердце и душе, расположенной где-то рядом с ним,  очень чувствительны к таким проявлениям жизни. Мне кажется, что кошка Муська это как  живой талисман больницы.

    В приёмной главного врача работает очень обаятельный человек, секретарь Антона Леонидовича Максимова – Вета Викторовна Туманова. Она не только толково и доходчиво объяснит вновь прибывшим больным, где что находится,  но и напоит чаем, а если надо и успокоит и приободрит.

 


 

Вета Викторовна Туманова

 

    Сама больница, современное здание, детище знаменитого кардиохирурга, нашего земляка Бориса Алексеевича Королёва, построенное ещё в 1986 году. Как говорится, «Всем Миром» - крупнейшими  предприятиями Нижнего Новгорода. После открытия, через короткий период времени больница занимала, уже тогда, третье место в нашей стране – СССР  по количеству и сложности проведённых  операций, после столичных городов Москвы и Киева. Развал Советского Союза в девяностые годы негативно сказался и на работоспособности больницы. Однако, созданный ещё Борисом Алексеевичем дружный коллектив, не дал пропасть большому и благородному делу.

 

 

 

Борис Алексеевич Королёв

 

 

     В настоящее время, благодаря материальной поддержке губернатора Нижегородской области В.П. Шанцева, деятельность кардиологического центра находится на подъёме. Врачами больницы проводятся ежегодно  тысячи операций в год, на сердце и сосудах. Причём, у людей разного возраста, как  у очень пожилых, так и у новорожденных детей.

    Обладая мощным потенциалом высококвалифицированных врачей и современным оборудованием,  нижегородский кардиоцентр может значительно увеличить количество проводимых операций по возвращению к нормальной жизни больных людей.

    Продолжая королёвские традиции самоотверженного труда, врачи больницы, медсёстры и весь технический персонал, начиная с главного врача и приветливой гардеробщицы, истинные подвижники своего дела.

 


 

Виктория Викторовна Теплицкая

 

    Виктория Викторовна Теплицкая. И действительно, победительница многих сердечных болезней  Виктория Викторовна, врач-кардиолог высшей категории, зам главного врача кардиоцентра, главный кардиолог Нижегородской области, строгая и заботливая хозяйка большого и многосложного медицинского учреждения. Уже с утра обходит своё хозяйство и ведёт приём больных. Среди моих знакомых, что называется «побывавших в её заботливых руках», пользуется непререкаемым авторитетом. «…Прочь сомнения, выполняй рекомендации Теплицкой!…».

   За довольно продолжительный период пребывания в больнице, в общей сложности более месяца,  мне пришлось побывать от поликлиники до отделения интенсивной терапии в разных палатах и на разных этажах, тем самым лучше узнать жизнь больницы. И я не переставал приятно удивляться заботливым медсёстрам и квалифицированным врачам. Какая-то дружеская, домашняя атмосфера отношений больных и персонала.

   Предоперационный период, период коронарографического исследования, который тоже является непростым оперативным мероприятием по выявлению приобретённых негативных изменений в сердечнососудистой системе, я проходил под опекой доктора кардиолога высшей квалификации, кандидата медицинских наук, ведущего специалиста отделения лечения ишемической болезни сердца Л.Н. Анцыгиной. Людмила Николаевна,  квалифицированно проводит  в своём, технически оборудованном кабинете, комплексные исследования состояния сердца. Заведущий же этого отделения тоже замечательный кардиохирург Пётр Николаевич Кордатов.

 


 

Людмила Николаевна Анцыгина

 

    Коронарографическое исследование это проверка проходимости сосудов, питающих сердечную мышцу. Проще говоря, на языке «домашней хозяйки», через паховую или локтевую вену вводят контрастный состав и тончайший зонд. Затем с помощью рентгенографии наблюдают проходимость сосудов, при этом производится видеозапись этих процессов.

   Мои ощущения. Лежу на  операционном столе, доктор-анастезиолог говорит мне: «Мы сейчас сделаем тебе укол, ты как будто немного опьянеешь, мы с тобой будем общаться, ты будешь всё слышать и соображать, но боли никакой не почувствуешь». Так оно и было. Общались, даже шутили. В конце только мне стало не до шуток. «Много сосудов забито», - услышал  я сквозь туман наркоза приговор доктора. 

    Результат коронарографического исследования – необходима операция АКШ (Аортокоронарное шунтирование). АКШ – это  операция на открытом сердце. Вскрывают грудную клетку, останавливают сердце при искусственном кровообращении. Далее берут, как расходный материал, вену из ноги или еще, откуда-нибудь, затем в обход забитых сосудов, дополнительно вшивают новые проводники крови из вены, так называемые шунты. Перспектива не радостная. Очень надеялся, что можно обойтись стентированием. Стентирование тоже операция, но, как говорят врачи, менее травматичная и порой выполняется одновременно с коронарографическим исследованием. Через ту же паховую или локтевую вену к забитым сосудам сердца подводят маленькие пружинки – стенты, тем самым расширяя и восстанавливая проходимость сосудов сердца.  К сожалению, забитых сосудов оказалось больше, чем хотелось бы. Врачи однозначно рекомендовали операцию аортокоронарного шунтирования. А это уже другая история. Выписали меня из больницы в декабре 2015 года и поставили на  очередь на операцию, в 2016 году.

     Во время пребывания в больнице я видел много больных после операции в чёрных жилетах-бандажах, стягивающих грудную клетку. В нашей палате, мой "товарищ по болезни", тоже был после операции АКШ. Ходил в шортах. Длинный шрам на левой ноге от щиколотки до колена, на груди шрам 40 см., тот же чёрный жилет на липучках. Меня, конечно же, интересовало всё, что касалось этой операции. Интересовался, сколько шла операция, какие ощущения, где что болит, и т.д. Наблюдал также послеоперационный период.

   Период ожидания операции был, конечно же, не очень приятный, однако, и это можно пережить, надеясь на лучшее. Операцию назначили на 5-ое февраля 2016 года. Хирурги: Кандидат медицинских наук, главный врач кардиоцентра Антон Леонидович Максимов и  заведующий четвёртым кардиохирургическим отделением «СККБ» кандидат медицинских наук, врач высшей квалификационной категории Михаил Валерьевич Рязанов.

 

    

 

 

           Антон Леонидович Максимов                                Михаил Валерьевич Рязанов

 

   Разговор с хирургами перед операцией. С Антоном Леонидовичем Максимовым:

   «Вы не волнуйтесь, операции вы не услышите, спокойно заснёте и затем проснётесь. Ну, поболит у вас грудная клетка немного, но зато через небольшой период реабилитации вы будете себя чувствовать значительно лучше».

       С Михаилом Валерьевичем Рязановым, который пришёл ко мне в палату с анестезиологом – молодым человеком:

    « Как настроение»?

    « Отвечаю что бодрое, насколько это возможно».

   « Операцией будет руководить Антон Леонидович, а мы все будем ему помогать».

    К  Михаилу Валерьевичу, бывает же так, я вдруг сразу почувствовал расположение. И то ли от волнения, то ли от испуга, я вдруг начал успокаивать его. Глядя в его добрые глаза, говорю ему:

    « Вы не волнуйтесь, всё будет хорошо, операция пройдёт успешно»!  На что он понимающе улыбнулся, мы попрощались, и они ушли.

    Настал день операции. Каталка, лифт и операционная. В операционной тепло и много народа, все заняты своим привычным делом. Как давали наркоз даже не помню, далее тишина… Проснулся только на следующий день в реанимации. «Кислород, кислород», - предлагал  мне реаниматолог. Через некоторое время появились мои хирурги.

    «Как самочувствие»? - спрашивают  они.

    « Хорошее», - говорю, - «Слабость,  только, но ничего не болит».

     « Ну, а что ты думаешь, всё-таки операция на сердце, которое необходимо было остановить почти на 90 минут. Так что не волнуйся, это естественное состояние после операции, а слабость пройдёт»

      «Аритмии, что-то не чувствую»

     « Мы её убрали. Гарантия, что больше не возобновиться, 75%.»

    На следующий день из реанимации меня перевели в палату интенсивной терапии (сокращённо ПИТ). Стал понемногу приходить в себя после наркоза. На перевязке осмотрел свои повреждения. На левой ноге, под коленом, косой , даже не шрам, а так шрамик, длинной 6 см., на груди  в 35 см. При перевязке медсестра по поводу моих шрамов сказала.

   «Ну, вот аккуратные косметические швы, которые со временем совсем станут незаметными».

   Ювелирная хирургическая работа высоких мастеров Антона Леонидовича Максимова, Михаила Валерьевича Рязанова и всей их слаженной и дружной команды. Золотые руки или, что называется, Руки Золотые. Низкий им поклон и огромная благодарность за то, что вернули к жизни.

 

 

 

Антонина Викторовна Богуш

 

    Нельзя не сказать несколько тёплых слов обо всём отделении реанимации и интенсивной терапии, которое возглавляет Антонина Викторовна Богуш, опытный и беспредельно преданный своему делу специалист высокой квалификации. Большая благодарность от всего вылеченного сердца всему дружному коллективу ПИТ (палаты интенсивной терапии). Доброму и внимательному лечащему врачу Наталье Вячеславовне Пестриковой, медицинским сёстрам, которые  как родные сёстры ухаживают за своими больными, санитаркам, а также техническому персоналу. Огромное всем спасибо!

     Коллектив СККБ, возглавляемый Антоном Леонидовичем Максимовым, молодой, энергичный и обладает огромным творческим потенциалом. Хирурги больницы накопили значительный практический опыт, операционные оснащены (хотя, и не достаточно, всегда требуется большее) новым современным медицинским оборудованием и приборами. Неразрывная связь Кардиоцентра с Нижегородской медицинской академией определяет, по сути, неисчерпаемый запас молодых творческих  кадров.  Хочется, надеется, что прошли тёмные времена, и мечты, и традиции Б.А. Королёва будут воплощаться и продолжаться. Хотя сделано уже немало волшебных медицинских операций на сердце.  Это и операции на крохотном сердце новорожденного, и на сердце беременной женщины, и тысячи других операций, которые стали уже обыденными и ординарными, но впереди новые большие свершения и как значительная вершина этих операций – операция по пересадке больному донорского сердца.

   В заключении ещё раз хочется поздравить весь дружный коллектив Кардиоцентра с профессиональными успехами, с наступающим юбилеем – 30 летием со дня открытия больницы, пожелать им самим крепкого здоровья  и поблагодарить особенно врачей и сёстёр,  которые непосредственно принимали участие в моём лечении.

 

 

 

 

                                              Кандидат исторических наук,

                                              член Союза Архитекторов России,

                                              архитектор – реставратор   А.С. Петряшин 

 

   

Назад к содержимому | Назад к главному меню